Фекла ДюссельдорФ (off_felia) wrote in spacetime,
Фекла ДюссельдорФ
off_felia
spacetime

Categories:

Поколение до π…(немножко updated)

Поколение до π…

«каждое поколение уверено, что оно лучше предыдущего. Если не лучше – то, по крайней мере, свободнее».

Фекла Дюссельдорф.

Не так давно прочитала у taisha пост одного из френдов о его поколении. Причем некий (не помню имени, к сожалению) говорил и цитировал, что у его поколения не висело в компьютерных игрушках; что его поколение не кричало истошно «Ура!!!» на салюте, и не выбирало сухариков и пепси – то есть, вероятно, было чище и лучше. Наше поколение нередко обвиняют в излишней прагматичности. В том, что мы – «менеджеры среднего звена»* и предпочли работу «за баксы» некоей внутренней свободе. В том, что распущенны, или что асексуальны. Мало читаем и много чатимся. Пофигистичные продавцы и доверчивые покупатели.

Все написанное – не ответ. И очень субъективно – ибо для меня мое поколение это не возраст и не вид – а так, небольшая группка людей, в образе жизни которых я могу проследить понятную мне логику. Что «ни об чем не подчеркивает»**, кроме того, что у меня есть с ними толика общей крови. Кстати, расписалась я, как обычно, без меры и удержу.

Поэтому я Вам покажу две части. Все остальное я пока брошу недописанным. Может быть, допишу потом – если «это кому-нибудь нужно».

 

1. МЫ И СОЦИУМ

Моя семья во времена моего детства выписывала журнал «Огонек». Когда я была совсем мелкой – я вырезала оттуда репродукции известных художников, и потом пыталась их «срисовать». Когда мне стало чуть больше – лет 15 – я читала там статьи «О племени младом и незнакомом» - некоторые фразы могу цитировать до сих пор, не ошибаясь в знаках препинания. Фамилию журналиста, писавшего эти статьи, я помню до сих пор – Троегубов его фамилия, товарищи. Именно из-за него мне хотелось стать журналистом, и у него я училась писать школьные сочинения, цитируя в них группу «Кино». Так что если все написанное покажется вам пафосным – все претензии к нему, хоть он в этом никак не виноват. К сожалению, стебаться над своими убеждениями я научусь гораздо позднее – к главе третьей, не раньше. А так много я обычно не пишу. Кстати, иллюстрации к статьям Троегубова тоже всегда были хорошие – девушки в порванных кооперативных колготках, и молодые люди с ирокезами.

 

Мое поколение легко и случайно выиграло затяжную партизанскую войну за свободу, которую вели несколько поколений наших предшественников. И если мы ее потеряем сегодня, мы вряд ли это заметим. Мы унаследовали от наших предшественников комплекс «внутренней свободы» вкупе с безнадежностью – нам до греческой буквы Пи выборы всех президентов. Харизматичный герой нашего времени Пелевин нам все очень популярно объяснил – нету никаких президентов, одна только дурилка трехмерная, она же – картонная.  Развал Советского Союза упал нам на голову, как Ньютону яблоко: нас неплохо приложила сила тяжести новой эпохи, поэтому мы получились слегка контуженные – но хоть не придавленные в отличие от предыдущих – и то хлеб.

 

Мы никогда толком не жили при «советском» режиме: дети живут вне политики и даже вне государства. Мы к тому моменту не нажили себе никаких ценностей – и ничего не потеряли. Просто наш бунтарский тинейджерский возраст продублировала родная страна. Нам было весело играть в революцию – мы не верили, что нам за это «попадет» от «папы». Ну, нам и не попало - так, поругивали только чуть-чуть. Я помню, как плакала от счастья, когда меня торжественно принимали в пионеры – первую, среди отличников, в большом зале розового мрамора. Еще я помню, какой гомерический хохот был ответом на вопрос нашего молодого завуча – организатора школьных конкурсов красоты с выходом в бикини и любовника дебелой директрисы – на вопрос, кто собирается вступать в комсомол. Нас поздно было строить в ряды. Мы распались на стекла калейдоскопа – нонконформистов, карьеристов, мажоров, шпаны и прочих. Деление было всегда, но на нас оно обострилось, как бритва, которая резала наша время на цветные лоскуты «молодежных группировок». Мы уже не умели быть «единым народом», и не доросли до «покоя и воли». Нам недостаточно было чувствовать свободу – нам надо было показать всем, что у нас она есть. Мы стали поколением подростков, поколением уличных драк и псевдофилосовских диспутов. Мы еще не верили тогда, что лет через десть время тихонечко подведет нас под одно общее пестрое знамя, под которым мы ассимилируемся, как японцы на Курилах, и сольемся, как Терминатор, в единое целое.

 

Мы сделали очень интересный, чисто русский выбор: буржуазные ценности плюс интеллигентская рефлексия. В такой радужный мыльный пузырь ни одного президента не запихнуть – даже такого небольшого…

 

LOVE&SEX (и не только)

Наше поколение легко меняет гендерные роли. Причем, если в 60-х в нашей стране это была элитарная игра для небольшой группки богемных интеллектуалов, сейчас это уже массовое явление – как когда-то утренний бег трусцой. Наше поколение на мягких лапках весело бежит за убежавшим мячиком на территорию другого пола, и радостно, по-щенячьи, таращит там пуговичные глаза. Наши мальчики любят парфюм и стильные тряпочки, и не стесняются отсутствия геркулесовских статей. Гальяно и пират Карибского моря Депп подводят глаза, а падаем от этого не в обморок, а прямо им в постель – только позови, и мы в очередь выстроимся. Кстати, мы сами теперь готовы «позвать» – это теперь достойно и королевской, и девичьей чести. Наши девочки в этом вопросе пошли от Пушкинской Татьяны, а не жеманной Ольги. Наше поколение в большинстве своем не любит атрибутов агрессивной принадлежности к своему полу, хотя радостно в нее играет. Поколение «мужчин, созданных для войны» и «женщин, созданных для любви»*** - это не про нас.

 

Вид ухоженного мужчины больше не вызывает нас тревожных размышлений о его сексуальной ориентации. Хотя в сексуальной ориентации, вовсе не будучи пионерами однополой любви, умудрились заплутать, как в двух соснах. Это мы кинули ковровую дорожку для триумфального шествия «Тату» - хотя в их поезд мы как-то не сели. В мировой табели о рангах мы здорово выросли – из страны гетеросексуальных и коммерчески обоснованных «Наташ» мы превратились в заповедную территорию псевдо-, но убедительно лесбийских Лолит. Интересно, что в западных странах признаком декадентства все-таки были голубые тени нежной мужской дружбы. «Наш ответ Чемберлену» здорово сотряс кроватные пружины всего мира, разрушив классическое представление о том, что из русских девушек получаются недорогие проститутки и хорошие жены.

 

Кстати, о браке. Мы дикие индивидуалисты. При этом мы легко сбиваемся в стаи, и с трудом – в пары. В отличие от поколения предыдущего, которому брак был нужен, чтобы уйти из родительского дома, на законных основаниях заниматься сексом и объединиться против общего врага или получения жилплощади – нам, в принципе, по фигу. У нас нет еще прагматизма поколения, наступающего нам на пятки: «у моего друга должно быть хорошее образование» или «желательно, чтобы родители моей подруги были влиятельными людьми». Я как-то сплетничала со своей младшей сестрицей об очередном своем любовном интересе. Белокурое ангелоподобное создание твердо спросило меня, какая у него машина, где он работает, и учился ли он за границей. На мой лепет о духовной близости – ухмыльнулось. Причем чадо наше совершенно бескорыстно -совершенно не ищет в романе коммерческих выгод. Просто твердо не верит в успех мезальянса. В «любовной экономике»**** мы пока еще немного проигрываем.

 

Мы с удовольствием и долго публично рефлексируем о своих любовных неудачах, и с тем же удовольствием рассказываем о мимолетных связях. У нас странное отношение к сексу. Его наличие для нас перестало быть знаменем и доказательством чего бы то ни было. Мы потеряли к нему живой интерес, свойственный чуть старшему поколению. Хотя мы по-прежнему готовы заниматься им с утра и до вечера – если ничего поинтереснее, конечно, не найдется.

 

Мы не любим пошлости, но все еще плачем в кино. Мы начинаем верить в брачный контракт, сочетая это с верой в прекрасных принцев. Мы любим смотреть глянцевые журналы, и точно знаем, как выглядит наш идеал. Мы очень зависимы от моды на лица, фигуры и стили. Но мы ветрены и непостоянны, поэтому постоянно об этом забываем.

 

В общем, мы хорошиеJ

* - группа «Ленинград». Сами слышали, наверное. Раз сто.

** - Арбатова, кажется. Эт она цитировала какую-то чиновную даму от культуры.

*** - косвенная цитата Макса Фрая «Энциклопедия мифов»

**** - тоже косвенная. Похоже, на Ерофеева.

 

Subscribe

  • Не ждали?

    Расскажу вам, товарищи, как я в первый и в последний раз в жизни подделал оценку. А дело было не в средней школе. В школе-то каждый подделает. Дело…

  • Декамерон во время коронавируса

    Привет! Эта запись внеочередная, все участники сообщества приглашаются в комментарии к ней рассказывать истории. Правило простое: в каждой истории…

  • Рецепт консервации "короны" в собственных словах (72)

    Наверное должно изначально случиться что-то такое вроде бы как сейчас. Такой себе локальный "апокалипсис нау". Чтобы в застывшем бетоне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments