Дискурс - это я (kizune) wrote in spacetime,
Дискурс - это я
kizune
spacetime

Categories:

Родственнички-2

Красавицей она никогда не была – блондинка крашенная, с 20-и лет крашенная, никто уже и не видел, какой у нее настоящий цвет волос. Черты лица – остренькие, фигура ничем не примечательная, но руки всегда ухоженные, и ноготки светятся лаком. Балаболка и оторва. Славная, в общем-то, баба.
Напиваться с ней было весело, а вот полагаться на ее обещания категорически не рекомендовалось. Любые добрые или деловые порывы уходили в ее кипучую безалаберность, как в зыбучий песок. Впрочем, никто на нее не обижался, скорее, обманувшись, удивлялись сами себе: «И что это я? Будто бы я Верку не знаю!»
Муж у нее был военным, и за двадцатилетнее наше знакомство я его ни разу не видела. Вечно-то он служил в каких-нибудь глухих провинциях, куда Верка отнюдь не рвалась его сопровождать. Но и разводиться не собиралась: какая же женщина в здравом уме оставит мужа, которого можно видеть ровнёхонько столько раз в году, сколько хочется, а деньгами он при этом снабжает исправно?! Так что Верка жила с родителями и дочкой, а к Пете своему ездила в гости под настроение или совсем уж уставши от бурной и веселой жизни, слегка разбавленной домашними обязанностями.
Любовники? Да, любовники у нее водились в преизобилии, и каждый из них был ей чем-нибудь интересен: один – художник, другой – психиатр, у третьего – куча денег на рестораны и прочие радости, четвертый все выходные проводит в горах… Замуж она не рвалась, вечной любви не жаждала, ни на что не обижалась и не ныла – согласитесь, идеальная любовница!
Он был моложе ее на несколько лет – серьезный еврейский мальчик, сирота, воспитанный бабушкой и дедушкой. Звали его в нашей компании, отчего-то переделав имя в отчество, Сёмыч. В его однокомнатной квартирке царили чистота и порядок, и даже после дружеских посиделок посуду он всегда начинал мыть первым. Зануда? Пожалуй, нет, так его звала только Верка, но на ее буйном фоне мало кто не показался бы занудою…
Сёмыч влюбился в Верку с первой встречи. Молча. Страшно. На всю жизнь. Он почти перестал есть, перестал улыбаться и оживлялся только когда в разговорах всплывало ее имя. Крутившихся рядом девочек (а парень Сёмыч был симпатичный – чернобородый, черноглазый, с волнистыми отросшими волосами) он просто не замечал. С таким замечательным умением сосредоточиться на одном-единственном образе быть бы Сёмычу при других обстоятельствах религиозным фанатиком. А вместо этого он страдающей тенью бродил за Веркой.
Первым не выдержал их общий знакомый Славка – человек добрый и к Сёмычу относящийся по-братски нежно. Отловивши Верку тет-а-тет, он сурово сказал:
- Слушай, мать, ты ведь и так уже полгорода перетрахала. Дала бы пацану. Видишь же: страдает. От тебя убудет что ли?
Не убудет – решила добрая Верка и… сильно ошиблась. Раз заполучивши какие-то, пусть весьма призрачные права, Семыч взбодрился и взял инициативу в свои руки. Он ходил с Веркой по магазинам, он провожал ее до дома и встречал из поздних гостей, он копался в ее огороде и водил ее дочку в зоопарк (решительно непонятно, как он при этом еще умудрялся инженерствовать на своей работе, но для влюбленного Сёмыча невозможного не было). Эксплуатировать его было легко и приятно. И Верка влипла.
Полюбила ли она его? Верка и сама не могла в этом разобраться. С Семычем ей было приятно спать, интересно общаться, в будничных делах он сумел стать необходимым… Правда, вот в развеселые компании ей теперь удавалось сбегать всё реже, причем приходилось именно сбегать, врать что-то по телефону бдительному возлюбленному, который, в отличие от мамы и мужа, первым решил контролировать ее жизнь.
Они ругались часто и пламенно, и каждый раз после этого Верка объявлялась, полная грандиозных планов, с лицом вырвавшегося на свободу узника Алькатраса. А через час-другой приходил или звонил Сёмыч: «Вера случайно не у тебя?» И всё продолжалось.
В одном Верка оказалась тверда: со своим военнослужащим мужем она так и не развелась, более того – продолжала регулярно навещать его, одна или с дочкой. Пару раз Петя даже приезжал на время отпуска в наш город, и тогда Семыч покорно уходил в тень, чернея лицом и считая дни до его отъезда.
А что же сам Петя? Не знаю. Как я уже писала, нам так и не довелось встретиться. Ясно только, что он любил свою ненормальную жену и не хотел ее терять. Во что бы то ни стало.
Впрочем, что же это я «был», «была», «были»?.. Все они живы, и все – на тех же местах, хотя с начала этой истории прошло уже почти двадцать лет. Двадцать.
Нельзя сказать, что никто из них никогда не пытался разорвать этот замкнутый круг. Верка однажды всерьез решилась, наконец, переехать к мужу, который в тот момент дослужился пусть не до столичного, но до довольно крупного города. Ее не было долго – почти год. И всё же… «Ой, ребята, быть женой подполковника – это талант, которого у меня решительно нет!»
В другой раз взбунтовался уже Семыч, и появилась при нем вполне симпатичная улыбчивая девушка, в которой так и читалась готовность выйти замуж, родить ребенка или двух, хранить верность и варить обеды… «Всё правильно. Сколько можно меня терпеть?» - грустно заявила тогда Верка. Поговаривали даже о поданном в ЗАГС заявлении. Но… Свадьба так и не состоялась, а девочка как-то незаметно исчезла с горизонта.
Двадцать лет… Веркина дочь успела выйти замуж и развестись, некогда веселые друзья обзавелись животами и простатитами, а Верка по-прежнему и навсегда – блондинка. Слишком много седины ей приходится теперь закрашивать, в 46 лет. Но она все еще пытается сжечь, утопить или выбросить свой мобильный телефон, подаренный ей Сёмычем – исполнительным директором небольшой фирмы. Впрочем, всё это бесполезно. Верка знает: он всё равно подарит ей новый, чтобы иметь возможность в любую минуту позвонить и спросить: «Ты где?» А главное – она и сама давно уже не может без этого обойтись.
Subscribe

  • Не ждали?

    Расскажу вам, товарищи, как я в первый и в последний раз в жизни подделал оценку. А дело было не в средней школе. В школе-то каждый подделает. Дело…

  • Декамерон во время коронавируса

    Привет! Эта запись внеочередная, все участники сообщества приглашаются в комментарии к ней рассказывать истории. Правило простое: в каждой истории…

  • Рецепт консервации "короны" в собственных словах (72)

    Наверное должно изначально случиться что-то такое вроде бы как сейчас. Такой себе локальный "апокалипсис нау". Чтобы в застывшем бетоне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments