April 10th, 2018

ллама смотрит на тебя!

Случайность, повлиявшая на мою дальнейшую жизнь (58)

Случайность - дело такое. Иные случайные события ретроспективно кажутся настолько невероятными, что просто ну вот невозможно им осуществиться, нереально стольким ниточкам свиться в заранее намеченный прихотливый узор - а вот поди ж ты, свиваются, да еще как. Вот как эта тема, например. Утром я заглянула в сообщество, и  темка про время меня прямо зацепила. Я начала писать - но  тут зазвонил телефон, туда-сюда, работа... На рабте выкроила время, написала - и вот, предложили перехватить эстафету, да с такой темой, что и думать второй раз не надо.
У меня в жизни такая случайность была. Не то чтобы она повлияла на всю мою жизнь - скорее, жизнь моя дальнейшая, как в солнечных лучах, завертелась в свете этой штуки.
А дело было так.
Я родилась и выросла в маленьком шахтерском городке Кузбасса, училась в обычной школе для средних не хватающих звезд с неба личностей. Но почему-то мама моя решила, что старшая дочь ее будет врачом, а младшая - ученым. Как-то ненавязчиво она направляла нас по этим дорожкам, и мы таки да - стали.
Девочке из семьи горных инженеров не очень светила научная карьера. Окрестные ВУЗы готовили учителей, и это везде было написано - распределение - в школу. Но не такие были планы у моей мамы и - теперь уже - у меня. И кто-то навел меня на Новосибирск - дескать, там нет распределения в школу. Ну и ок - Новосибирск так Новосибирск. Поступила в заочную школу, съездила в Зимнюю школу - и понеслось. Как-то так стало все укладываться. Но наука наукой, а жизнь жизнью. Подростковая душа требовала чего-то этакого, а в наличии была только классика - что в литературе, что в музыке. Как-то в город приехал с концертом Градский - представьте, что приключилось со мной!? Влюбилась, короче, безоговорочно. Он тогда молодой и красивый был, такой романтический вьюнош в очках в тонкой металической оправе. Надо ли говорить, что весь ассортимент пластинок Градского был тут же скуплен? (весь - это синий сингл на жидкой пластмассе, приложение к какому-то журналу с песней "Памяти Джордано Бруно", сингл фирмы "Мелодия" с двумя песенками (не помню названия, но напою хоть щас!) - и только что вышедшая опера про чилийских что ли революционеров "Стадион", которая тут же была переписана в тетрадку и выучена наизусть (воспроизведу хоть щас опять же близко к оригиналу).
Ну и все наличные фотки в очках из всех доступных мест (интернета не было, напомню, год стоял на дворе 86).
Ну любоф любовью, а наука наукой. Мало помалу закончилась школа и пришло время ехать поступать.
Я приехала в НГУ в самый первый день начала приема документов. И это по дурацкой случайноти была суббота. Кто так прокосячил - хз, но в приемной комиссии был один человек, а абитуриенты валили валом. В общем, очередь была - ну как везде в совке. На мне был как - щас помню - белый шерстяной свитер поверх блузки и джинсы, потому что поезд приходил часов в 5 утра и было прохладно, - но настал день и пришла жара. Кондиционеров нет, духота, ни еды, ни питья. Короче, часа в три дня документы приняли и дали направление в общагу - и я ни живая ни мертвая тащу чемодан или что там у меня было, не помню - в общагу. И где-то на середине дороги из открытого окна слышу песню. Мужской голос поет что-то невероятное. Я буквально столбом застыла. Там было что-то про Карла и Клару, запомнила только одно четверостишие -
Если душно душе, если тошно - то что ж,
На руках есть вены, под руками нож,
Но это выход на случай, если выхода нет,
А что выхода нет - это ложь.

Короче, постояла, офигела  - и потащила дальше свой чемодан.

Потом поступила, проучилась как хорошая девочка год, зачем-то вышла замуж, потом зачем-то несчастливо влюбилась и пустилась во все тяжкие. Курсе на третьем вдруг встречаю романтического чувака в очках в тонкой металической оправе точь-в-точь как на любимой в детстве фотке Градского. А у меня уже семейная жизнь похереная и куча всякой фигни и почти сложившиеся свежие отношения - и у него, как оказалось, тяжелый развод и какая-то хрень и все дела. Но все-таки каким-то невероятным образом мы знакомимся и сразу же забываем про все вообще в жизни. Жили на койко-месте в общаге гумфака почему-то, потом еще в разных местах. Потом что-то сняли. Потом дитя родили, лет через 10. Поженились, чо уж. В общем, так и живем до сих пор (спойлер). Дитю 18.
А как-то сидим в какой-то компании, и Чу, муж мой, начинает рассказывать, как к ним какой-то чувак заехал буквально на час (он улетал в Питер насовсем) в общагу с кассетой Юры Наумова прям из рук Юры Наумова, и они ее слушали и тащились. Там, говорит, песня про Карла и Клару была, первая запись.
И я такая - стоп. Когда это было? Вспоминаем. Оказывается июль 1987-го.
Именно тогда, когда восторженная девчушка в белом шерстяном свитере под окнами стояла столбом и офигевала от сокрушительной силы юриной песни про сумасшедшего музыканта Карла:
Он терзал свои пальцы, душу и мозг
Дни и ночи, но он иначе не мог,
И в итоге родил звук, в котором он выместил
Всю свою боль и любовь.
Он трясину потряс,
Тем что грязь втоптал в грязь.
Он угрюмых смешил, а погрязшим мешал.
Взбаламутив тьму мути, он на свет Божий
Из-под ветоши вытащил свет.
Рок-н-ролльная каста расступилась пред ним,
И фанатики клялись, что видели нимб
Над его головой, но дело не в нимбе.
Он был просто несущим насущный ответ.
Сквозь сплетение сплетен, сквозь стены и тень,
День за днем, каждый день, за ступенью ступень,
Карл всходил на престол не ценой преступлений,
Не ради богатства, дарящего лень.
И хотя Карл вне сцены был скромен как кроль,
В кулуарах его прозвали "Король",
Что с того, что он не коронован,
Карл - король рок-н-ролла - коронная роль...