Argenta (serebro) wrote in spacetime,
Argenta
serebro
spacetime

Categories:

старая дама на чердаке

Тётя Луиза всегда была "тётей Луизой". Ближайшая подруга моей бабушки, она звалась "тётей" у моего отца, осталась "тётей" для меня с братом... и когда пришла пора представлять её моей дочери, я было запнулась, но сознание решительно отторгло слово "баба", и дочушка познакомилась опять-таки с "тётей Луизой".

Во времена моего детства она, пожалуй, ещё тянула на "старую деву", но теперь уже окончательно выглядит "старой дамой". В СССР она была учительницей немецкого языка, жила в крохотной однокомнатной квартирке вместе с мамой, Аделью Христофоровной. Я очень любила бывать у неё в гостях: дом её был недалеко от нашего, минут пять пешком, но приходить можно было только по приглашению. Квартирка полностью соответствовала понятию "немецкой аккуратности": вылизана до пылинки, везде статуэточки на белых накрахмаленных салфеточках... Тётя Луиза выдавала мне яркие немецкие журналы мод, каталог севрского фарфора или гобеленов, или пачку открыток, которые я разбирала на "красивые", "так себе" и "безвкусные"; пока я возилась со всем этим добром, в вафельнице выпекались кружевные вафли сердечками. А за чаем тётя Луиза в рамках эстетического воспитания проводила со мной разборы, почему одни открытки красивые, а другие так себе...

Замужем она никогда не бывала. В сущности, достаточно было поглядеть на её всегда тщательно уложенную причёску, маникюр, неизменный классический макияж и одежду, ловко скрывающую небольшой дефект фигуры (с тётилуизиной, конечно, точки зрения дефект - плечи у неё чуть пошире бёдер), и послушать, как она тянет слова, выдерживая меж ними театральные пазуы, чтобы понять: такое плебейское существо, как мужчина, рядом просто неуместно! :) А уж как она умеет показывать удовлетворение или недовольство одним движением бровей - никаким английским Мэри Поппинс и не снилось...

С развалом СССР тётя Луиза, не скрывая своего счастья, уехала в Германию, где и живёт в Дюссельдорфе, подрабатывая переводчицей в заграничных турах. Недавно она приезжала в гости к бабушке после перерыва почти в десять лет; первые пару дней они радовались встрече и предавались воспоминаниям, а потом начали ссориться. Бабушка возмущённо делилась со мной:
- Это же невозможно! Она не может просто попить чаю за телевизором - нет, ей надо выдвинуть столик, разложить салфеточки, нарезать закусочки, каждую закусочку - на отдельное блюдечко, поставить тарелочки для закусочек, рядом положить все столовые приборы, включая ножи, даже если резать нечего... И вся посуда должна быть из сервиза, который стоит в серванте, для праздников! А потом, после вдумчивой беседы за чаем, надо все это МЫТЬ! И вообще, мне в ванной даже некуда поставить шампунь, потому что там все занято ее бутылочками с парфюмом и и скляночками с кремами против старения!..
Помирились они только непосредственно перед отъездом, расплакавшись, что, вполне вероятно, видятся последний раз.

Собственно, никакой напряжённости в отношениях за время визита у тёти Луизы не возникло только со мной. Я готова была простить ей любые проявления этикета и выносить многочасовые светские беседы в режиме "пять слов в минуту" даже не за немецкие журналы мод и кружевные вафли. А за мой чердак. В частном доме, где мы жили, чердак был моей личной территорией. Обычный, нисколько не благоустроенный чердак, на котором от строительства дома копилась пыль. Взрослые посещали чердак пару раз в год: забрать и опять поднять наверх коробку с новогодними игрушками (эта коробка осталась на чердаке после того, как родители продали дом и переехали за мной в другой город, и жалею я о ней сильнее, чем о любых других неизбежных в переезде потерях). Я убрала паутину, где смогла дотянуться, положила посреди чердака старые "дорожки", запёрла каким-то чудом наверх ненужную табуретку и несколько коробок для детских "сокровищ". По стропилам были развешены выдранные из журналов репродукции картин, после чего чердак стал считаться обустроенным: я могла проводить там по нескольку часов за книжками или уроками. Вела наверх старая приставная лестница без перил, которая регулярно оставляла в руках занозы и, несмотря на тяжесть, угрожающе колебалась под лезущим на чердак, а иногда ещё и норовила упасть...

И вот на этот-то чердак, по этой-то лестнице, лазила ради меня тётя Луиза. Родители тайком занимали места у окон, чтоб только посмотреть, как тётя Луиза с отчаянным выражением на лице, придерживая юбку и безнадёжно стараясь не порвать дефицитные капроновые колготки, карабкалась наверх - одобрить или выразить сдержанное порицание очередной репродукции, прикнопленной на серые стропила! Думаю, тётя Луиза знала, что родители подсматривают за этим действом с ехидными лицами, но никогда на эту тему не высказывалась. Если уж это не является доказательством великой терпимости, которую могут иногда показывать одни люди ради любви к другим, то что же тогда?! :)
Subscribe

  • Не ждали?

    Расскажу вам, товарищи, как я в первый и в последний раз в жизни подделал оценку. А дело было не в средней школе. В школе-то каждый подделает. Дело…

  • Декамерон во время коронавируса

    Привет! Эта запись внеочередная, все участники сообщества приглашаются в комментарии к ней рассказывать истории. Правило простое: в каждой истории…

  • Рецепт консервации "короны" в собственных словах (72)

    Наверное должно изначально случиться что-то такое вроде бы как сейчас. Такой себе локальный "апокалипсис нау". Чтобы в застывшем бетоне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments