Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

лестница, собака
  • antrum

(no subject)

Однажды у Леночки появился духовный наставник.
Он ворвался в ее бессмысленное существование, шустро перебирая ногами в полосатых брючках. К брючкам прилагалось мятое лицо, очки и пара замурзанных штиблет.
Наставник Костя был за чистоту и естественность. Очищал организм подозрительно-голубыми пилюлями, оставляя после себя пустые флаконы. Натирал свои бледные усики маслом с острым запахом: для фильтрации грязного воздуха. Носил "экологически чистое белье, купленное у знакомого тайца".
По жизни Костя передвигался тоже на экологически чистом транспорте - шее своей бывшей жены.

Read more...Collapse )
maruse4kin

классическое образование

Чисто случайно попала на один форум в инете. Знаете, как бывает: ищешь одно, а попадаешь на другое – бесконечное количество ссылок приводит иной раз к интересному результату. В общем, это из той серии, когда ищешь, то всегда найдешь. А искала я информацию о цифровых пианино – не просто о стоимости, производителях и возможностях. Не буду распространяться о чем конкретно, поскольку, кроме меня эта инфо не особо интересна. Так вот, наткнулась я на форум, где молодые мамы обсуждают вопрос отдавать детишек в музыкальную школу или нет, вспоминая свои занятия «из-под палки» на музыкальном инструменте. Рихтеров не получилось не из кого. Кто-то после восьмилетнего обучения может сыграть собачий вальс, а наиболее продвинутые тянут на «Лунную сонату» Бетховена. При этом все, как один, с дрожью вспоминают уроки сольфеджио и музлитературы и с ужасом говорят о хоре.
В связи с этим я подумала, ну какого черта так настаивать на обучении в музыкальной школе, если тошнит от одних воспоминании? И нашла ответ: детям хотят дать классическое образование. Из хороших побуждений…

Read more...Collapse )
kiska
  • muramur

Снова автобусное

Респект предыдущему оратору, чей рассказ напомнил мне следующее:
Сколько-то лет назад я жила в Выхино. Простите меня те, кто так там и живут, ну не любила я это Выхино. Ну немало есть поводов его не любить, э? И самого слова этого стеснялась, и даже один пижонистый сотрудник, предлагая отвезти меня домой, спрашивал - ну хочешь, отвезу тебя в это твоё... Хрюкино-Блюево?
И вот, долго ли коротко ли, а оказалась я в местечке Оксфорд какого-то там британского уезда. Ну там, сады, колледжи, в пять часов чай, но наскучило мне это всё через некоторое время, и решила я съездить в большой город Лондон увидеть настоящщщщую саксонскую культуру.
Среди садов стояла на остановке, ровно секунда в секунду, с английской точностью подошёл бесшумный мерцающий огоньками автобус, я села, в салоне почти никого не было, и тут слышу сзади - бу-бу-бу, что то знакомое...русская речь! Прислушиваюсь:
- Ну и он мне - а приезжай к нам на Выхино!
- А я - хули мне я сам на Выхино.
- Ну и мы с ним на Выхино, короче, стоим, пиво пьём...
Никуда от малой родины не деться. А уж от большой и подавно.
sake

[без названия]

-- На тринадцатом из деканата шкаф в коридор выставили, -- говорит Янка, -- вот, посмотри! -- и протягивает пачку мятой и вроде бы влажной бумаги.

Я читаю: ..пятого мая сего года студент пятой группы Коротеев Пётр, беседуя в курительной комнате с незнакомым мне человеком, предложил последнему антисоветское издание "Сказка о Тройке". Попытаюсь войти к ним в доверие, дабы выяснить, кому упомянутая книга принадлежит..

-- Что за бред? Это что, донос что ли? -- не верю я.
-- Ага, там много такого. Восемьдесят пятый год, смотри: внизу дата. Хочешь -- пойдём ещё пороемся?
-- Да ну нафиг. Может, он больной просто? -- трясу я бумагой, -- Разве "Тройка" антисоветская?

Я вспоминаю переплетённый вручную слепой ротапринт, валявшийся у дядьки наверху шкафа; там же -- "Театральный роман", "Альтист Данилов", что-то ещё, мне неинтересное..

-- Ты не понимаешь, -- кривится Янка, -- Ты молодой. Вот, видишь? -- тянется к полке, достаёт книгу: Замятин, Мы, ИМКА-пресс; на блёклой обложке -- круги и шестерёнки.
-- О, раритет! -- восхищаюсь я, -- Откуда у тебя такое?
-- Валька на скамейке в парке нашёл, ещё в позатом году. Но как он нашёл! Он сначала прошёл до конца аллеи, потом вернулся другой дорогой, потом сел рядом и полчаса по сторонам глядел, понимаешь?

Я не понимаю.

Я

Восьминогая лошадь.

Вчера сидела на кухне, ждала, когда закипит чайник, ела мандарин и зачем-то вспоминала школу.

Это была английская спецшкола; я сама просила маму перевести меня туда из обычной, чтобы как следует знать язык. Помимо того, это была Самая Приличная Школа В Маленьком Городе, и туда отдавала своих детей внушительная часть местной элиты.
С переводом совпали три вещи; в стране стрясся первый кризис, мой отец попал под сокращение на работе и отменили школьную форму.
Я попала. Мои тяжёлые очки, вопиюще немодные платья числом четыре штуки, и тусклое зимнее пальто, из которого я ещё и почти выросла, были предметом прикола для половины школы, включая некоторых учителей.
Это потом, через два года, я связалась с народом из школьной рок-группы, а потом и с ролевиками, и начала плевать на общественное мнение; а тогда я отчаянно хотела нравиться, причём абсолютно всем.
Когда нравиться не получалось, я начинала пыжиться и делать глупости - в результате из просто шлимазла получился шлимазл-с-претензиями. Претензии усугублялись победами на гуманитарных олимпиадах и постоянной уткнутостью в какую-нибудь художественную книжку - таким образом, я имела ещё и репутацию ботаника. Совершенно, кстати, не заслуженную. В общем, кошмар.

Дома был кошмар другого рода: мне плохо давались точные науки. Матушка считала, что они обязаны мне даваться, и боролась с моей неспособностью основательно и с размахом: иногда я сидела за примерами до двух часов ночи. Подъёма в семь утра никто не отменял.

В перерывах между школой и домом была художественная школа. Личное время сводилось к времени за книжкой и краткими минутами в постели, перед тем как заснуть. Именно тогда я придумала себе Слейпнир.
Это был норвежский драккар, со славным капитаном и боевой дружиной. Я знала всё об этих людях, их родственниках, свойственниках, домашних животных и бытовых привычках. Спустя годы я очень удивилась, узнав, что Мария Семёнова построила на Ладоге корабль с таким названием. Почему Слейпнир? Во-первых, потому что переводится красиво - Скользящий. А во-вторых, лошадь восьминогая, забавно ведь.

Этот кораблик выплыл со мною из школьных дверей и вплыл на филфак, где первые полгода я не была уверена, что завтра меня не заберут обратно учить математику.
Там, в конце первого курса, уже не зашуганным подростком, а вполне себе мечтательной барышней в фенечках и белом платьице, я сидела на подоконнике и готовилась сдавать старославянский язык. Вокруг были всякие знакомые люди, некоторые и вовсе не студенты (филфак был тусовочным местом); и вот один из не-студентов входит в коридор, где мы сидели, и говорит, что привёл, мол, человека с трассы из Саратова познакомиться с местным народом. Я поднимаю глаза и вижу одного из тех, кого придумала в восьмом классе, в короткие минуты между явью и сном.
Того человека звали Хедином, он был исландец, ходил на Слейпнире довольно долго, но потом осел в Уэльсе, в районе нынешнего Кардиффа, женился на спокойной круглолицей девушке по имени Олвэн (других валлийских имён я тогда не знала) и унаследовал от тестя кузницу и кузнечное ремесло. Очень красивый человек со светлыми волосами ниже лопаток, зелёными глазами и низким голосом.
Я присмотрелась к новому знакомому: на джинсовой жилетке было рунами вышито слово Heithinn. Язычник.
Мы проговорили до времени, когда мне нужно было заходить на экзамен: это был первый живой автостопщик, которого я увидела в своей жизни. После было многое: я сама ездила трассой через треть страны, спала на крышах сараев и на деревьях, прыгала с лестницы кому-то на руки, училась всему подряд, думала Бог весть о чём и ела чёрт знает что. Это было после, но перейденной речкой Рубикон было именно то солнечное утро в коридоре филфака. Экзамен, кстати, пришлось пересдавать.

К чему я всё это рассказываю? К тому, что двенадцатого декабря у этого человека был день рождения.
Хорошей тебе _viking_, зимы в твоём Киеве, любви, музыки и всякого счастья!
Правда, я до сих пор не совсем уверена, что взаправду ты не живёшь где-то в окрестностях Кардиффа с милой Олвэн, четырьмя сыновьями, дочкой и собственной кузницей.
Тем более, что я до сих пор не знаю, как тебя зовут на самом деле.
  • pollak

- Не выгоняйте меня, пожалуйста (о причинах изучения французского языка)

Давно , еще в советские времена, в самом их конце, в одном большом городе одна моя знакомая ходила на курсы французского.В ее группе был один странный студент. Он дичился остальных, сидел всегда на задней парте, и, насколько она могла судить, не делал во французском ровно никаких успехов. Однако его каким то непонятным образом, несмотря на плохие оценки, дважды переводили в следующий семестр.

Потом она уехала в Москву и потеряла его из виду. Через несколько лет случайно столкнулась со своей преподавательницей французского. Они поболтали о том о сем и в числе прочего моя знакомая спросила - а помните такого странного, нелюдимого человека из нашей группы? И услышала в ответ историю, жуткую и прекрасную.

В том году во второй семестр всех перевели более менее автоматичемки. Но к его концу стало понятно что дяденька, мягко говоря ну совсем "не тянет". Перед экзаменами преподавательница попросила его остаться после занятий. Она очень мягко завела разговор,что он зря тратит время и деньги, что французский - это явно "не его". Дядька молчал и смотрел в пол. Тогда она спросила - ей просто стало интересно - зачем он, собственно говоря сюда приходит? Зачем ему язык, по работе? И тут он сказал:

- Вы знаете, я работаю в морге. Я крашу покойнков. Я их боюсь! Каждый раз я иду на работу и мне страшно. У меня нет жены и нет семьи.
Мне тяжело общаться с людьми, да и негде. Я пробовал пить, но мне это не помогает. А у вас на курсах так весело, такие все хорошие! Я знаю, что я не способный и ничего не могу выучить, у меня плохая память. Но тут я хоть смотрю на нормальные человеческие лица, слышу голоса, и у меня немного от сердца отлегает.


Тут он заплакал и сказал
- Не выгоняйте меня, пожалуйста!
И у нее не поднялась рука его отчислить.
  • Current Mood
    Мамлеев и Сорокин - сусальные реалисты
whitehaired

off-топ от off-felia - "Визуализация чувственных идей"

Мне жаль, что я не умею снимать кино. Или видеоклипы. Вообще ничего не умею. Только кривенькой камерой семейные торжества: «Фекла, сними дядю Васю поближе, он нам сейчас скажет тост. И торт, торт!» И заливную рыбу.

 

Мне всегда хотелось поймать это что-то, что висит в воздухе – и болит в дождливые дни, как забытый перелом запястья. Да, все зажило сто лет назад, как на собаке, а когда дождь – тихонько ноет.

 

Когда-то давно я начала рисовать. Первое осознанное воспоминание: возюкаю синим и желтым карандашом по бумаге. Бумага лежит на пенечке; дед ловит рыбу в речке Керженец, а мне дали карандаши, чтобы не донимала, и в реку не свалилась, как уже бывало. Ван Гог, озираясь, тихонько вылезает из окна, и крадется по больничному саду в сторону сиреневых зарослей. Пухлая румяная медсестра с гладкими кукольными волосами, плотно зачесанными под белую шапочку, входит в светлую комнату с букетом сине-желтых ирисов; певучим низким голосом, каким говорят с бывшими любовниками и больными детьми – «Доброе утро…» Видит пустую металлическую кровать, и всплескивает руками, прижимая короткие пальчики с коротко остриженными ногтями к дрожащим сытым щекам. Мягкими белыми тапочками на резиновой бесшумной подошве бежит по длинному коридору. Примятые ирисы остаются лежать на полу. Мне четыре года. Я рисую маленькое желтое солнце с кривыми лучами в синем корявом небе. Я ничего не знаю о том, что Ван Гог бежал.

 

дальшеCollapse )

sake

ГЗ МГУ (фея зоны "д")

книга I (правдивые истории)
пролог
вид из дворика
лифты
под боком
топология
high as a kite
стражи
стук-постук
фея зоны "д"
макулатура
книга II (вздорные побасенки)
кривая кондратьева
добрый милиционер и другие истории


-- Маринелли, -- представлялась она, -- можно просто Марина.

И, тут же: -- Моё имя значит "лучшая жемчужина в океане".

Была она откуда-то из-под Рязани, но княжьих кровей; на то указывала чудная аллергия -- на золото.

-- А этот-то, принц, прости господи, подарил мне браслет золотой, представляешь? Отдала, конечно. Извинялся. Сказал, платиной покроет. Ну, пусть его..

У Марины был любовник -- сын арабского шейха. Звал с собой -- не ехала. Жарко там, и гарем ещё этот.. тьфу!

Приезжал каждый год. Уговаривал.

Мы странно познакомились и уж не помню, как расстались.. кажется, она уехала куда-то..

*Collapse )
  • Current Music
    Jan Garbarek: Hasta Siempre
sake

ГЗ МГУ (стук-постук)

книга I (правдивые истории)
пролог
вид из дворика
лифты
под боком
топология
high as a kite
стражи
стук-постук
фея зоны "д"
макулатура
книга II (вздорные побасенки)
кривая кондратьева
добрый милиционер и другие истории


Впрочем, звонить можно было не только из лифтов -- существовали и другие, ничуть не менее замороченные способы.

Вот такой, например: в холле на каждом этаже стоял сложный агрегат, гибрид конторки, сундука и пульта управления батискафом из советского фантастического фильма.

Под крышкой помещалось гнездо для подключения телефона, журнал учёта звонков и тот самый пульт с сотней кнопок. Отмыкался сундук лишь в специальные часы и лишь специальными дежурными, особо приближёнными к Коменданту.

Дежурный выволакивал откуда-то из кладовки старинный телефон -- с буквами на диске; подключал его в Гнездо и открывал Журнал. При звонке входящем он тыкал в кнопку с номером блока* -- и, если провода были в порядке, в блоке хрипел звонок. Поскольку в блоке гарантированно проживало более одного человека -- на зов прибегало сразу несколько постояльцев. Или ни одного.

* блок -- две комнаты с общим туалетом и душем

Для совершения звонка исходящего необходимо было станцевать джигу перед Дежурным и сделать запись в Журнале. Попадались необычайно остроумные записи.

Однажды я попытался подключиться в неурочное время с помощью собственного аппарата, был пойман на месте несостоявшегося преступления и в дальнейшем никакие, даже самые изящные балетные па и англосаксонские позы неспособны были разжалобить каменные сердца Дежурных, пусть и во время урочное. К счастью, провода из наглухо запертого сундука выбегали совершенно открыто -- и под покровом ночи удалось с помощью ножа и неонки перенаправить телефонный траффик по звонковому проводу. Теперь в незвонковые часы (коих в сутках было явно больше, чем звонковых) мы имели счастливую возможность звонить, не отягощая карму записями в Журнале.

Помимо одного на блок звонка, в каждой комнате помещалось два репродуктора. Один -- обычная радиоточка, с гимном в шесть утра; и второй -- вечно молчащий. Об его назначении ходили разные слухи: кто-то говорил, что это -- пожарная сигнализация, но большинство склонялось к мнению, что это -- инструмент прослушки.

Я слабо представлял себе, как можно прослушивать одновременно несколько тысяч комнат, но на всякий случай при каждом новом вселении незаметно размыкал одну из жил шилом. Меня пугали, что к "отключенцам" приходят и разговаривают, но меня, очевидно, так и не смогли застать..

Сейчас мне кажется, что основным инструментом прослушки выступали обычные люди -- такие же точно, как я или ты. Next, что называется, door. Это стало особенно внятно после вот какого случая..

продажа интернационалаCollapse )
  • Current Music
    Jethro Tull: Locomitive Breath
sake

ГЗ МГУ (стражи)

пролог
вид из дворика
лифты
под боком
топология
high as a kite


Когда-то мне и в голову не приходило, что меня могут не пустить в ГЗ -- я ходил где вздумается и когда вздумается. На детей часто не обращают внимания.

Впервые меня остановили лет в пятнадцать. Толстый милиционер потребовал у меня пропуск на входе в клубную часть. Я удивился, но спорить не стал -- а просто вышел на улицу, добрался до зоны "Б" и вошёл там.

Но зерно страха было посеяно; я утратил ту невинность сознания, что делала меня невидимым для стражей ГЗ. Я взрослел, и заходить внутрь становилось всё труднее: искусство держать морду кирпичом давалось мне тяжко. Вечерами я ходил кругом ГЗ и прорабатывал новые способы проникновения. Самым простым оказался такой: пройти через проходную, приволакивая ногу. Работало безотказно, но требовало некоторого напряжения душевных сил. Один раз я заметил оставленную кем-то на ограде верёвку -- в таком месте, где народу обычно немного. Но уже через неделю, именно в тот момент, когда я стал знатным канатолазцем -- верёвка исчезла. Я прошёл вдоль ограды вправо -- и наткнулся на место, где прутья оказались расположены не столь часто. Выдохнув и прижав уши, и смог протиснуться -- и пользовался этой лазейкой года три, пока не нашёл лучшую. За оградой начинался внутренний дворик зоны "В" -- с яблонями и жасмином -- и обычно некоторое время после проникновения я сидел на лавочке и наблюдал -- заметил ли меня кто-нибудь или нет. Люди сновали по своим делам и до меня никому не было дела.

Лучшая лазейка нашлась случайно -- я возвращался из гостей в зоне "В", проскочил нужный этаж -- и попал на один из отрицательных уровней. Решив исследовать новое место, я подёргал одну за другой несколько обшарпанных дверей -- и неожиданно попал в незнакомый внутренний дворик -- без деревьев, густо усыпанный битыми бутылками -- по-видимому, когда-то выпитыми аспирантами зоны "Г" (студенты бутылки старались сдавать). Я поднялся по небольшому пандусу -- и вышел сквозь калитку справа от Главного входа. Проделав то же в обратном порядке, я снова оказался в ГЗ. Этот путь был особенно удобен, когда я возвращался из походов по магазинам (выбираться я старался пореже -- и оттого закупал всего и помногу).

В свой черёд, лучшая лазейка накрылась столь феерически, что я сам изумляюсь, вспоминая..

свистящая старушкаCollapse )