Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Ганди
  • tima

Полвека назад или Начало другого мира.(71)

Пролог
==========

Если кто не знает, раньше в Штатах самолеты между Вашингтоном, Нью-Йорком и Бостоном летали как ходят электрички между Ригой и Юрмалой - каждые полчаса. И назывались эти самолеты - шаттлы. Когда в начале века наша старшая училась в Вашингтоне, мы купили ей 8 "проездных" на такой шаттл. Когда тебе надо, приезжаешь на метро в Рейган, идешь на регистрацию, отрываешь один проездной и проходишь в самолет до Бостона.



17 марта 1970 года в День Святого Патрика вечерний шаттл из Ньюарка в Бостон, выполнявшийся самолетом Дуглас DC-9 авикомпании Истерн, рейс 1320, был заполнен примерно на две трети. Три молодые и красивые стюардессы (Арлин Альбино - 22 года, Сэнди Сальцер - 26 лет и старшая команды стюардов Кристин Питерсен - 25 лет) споро усадили пассажиров, быстро протараторили инструкции и сели на свои места для взлета. Чтоб вы знали, в те времена авиакомпании могли устраивать неожиданные проверки стюардессам на предмет их веса, поэтому все стюардессы были молодыми, симпатичными, как на подбор, и многие девчата пользовались диуретиками и другими аналогичными средствами, чтобы держать свой вес в указанном лимите, иначе они вполне могли лишиться работы. Можете мне поверить на слово, все три девочки были - что надо.

Полет из Ньюарка в Бостон не занимал и часа, поэтому через 30 минут после взлета Арлин и Кристин пошли по проходу, чтобы получить с пассажиров оплату за проезд. В шаттлах того времени не надо было покупать билет и платить заранее или при регистрации, оплата за полет взималась прямо во время полета и составляла на тот момент 21 доллар. Девочки еще даже не успели обойти всех пассажиров, как в кабине загорелись огни "Пристегнуть ремни". Было чуть больше 8 часов вечера, в иллюминаторах самолета пассажиры уже видели огни приближавшегося Бостона.

Два менеджера завода Дженерал Электрик в городке Линне, штат Массачусеттс, Ал Кавальери и Ллойд Педерсен, возращались из командировки в Северную Каролайну именно на шаттле Истерн 1320. 43-летний Ллойд отслужил в ВВС США, поэтому моментально мог заметить в воздухе любые странности, не ускользавшие от его взгляда. Вид прошедшей из хвоста в голову самолета напряженной стюардессы, следом за которой нога в ногу следовал тип, напоминавший хиппи, тут же привлек внимание Ллойда. Руки типа были скрыты наброшенным на них пальто, пара проследовала по проходу когда уже зажглись огни "Пристегнуть ремни", и самолет начал снижение, заходя на посадку в аэропорт Бостона. Тем временем стюардесса подошла к двери кокпита, сняла трубку телефона и что-то коротко в нее сказала, повесив трубку на место. После этого она обменялась короткими репликами с "хиппи", снова подняла телефон и о чем-то поговорила с экипажем самолета. Дверь кокпита открылась, "хиппи" шагнул внутрь, дверь закрылась. Ллойд повернулся к Алу и сказал:"Ал, это какая-то херня, тут что-то не то - этот чувак не должен быть в кокпите." На что Ал согласился и предположил:"Может, это очередной угонщик?"

Отдельно следует сказать, что в 60-х годах угоны самолетов были в Штатах совершенно обычным делом. Только в 1969 году самолеты этой самой авиакомпании Истерн угонялись 10 раз. А за 1968-1969 годы в США произошло более 50 угонов самолетов. Как правило, все они оканчивались одинаково - угонщики требовали изменить курс и лететь на Кубу, надеясь получить там политическое убежище. Все эти случаи завершались мирно, никаких жертв не было, даже сами пассажиры всегда с интересом "участвовали" в процессе, считая его в худшем случае небольшим неудобством.

Сэнди возвращалась из носа самолета на свое место в хвосте корабля. Ллойд рукой преградил ей путь и спросил:"Мы летим на Кубу?" На что девушка ответила твердым:"Нет, что вы! Все в порядке." Ал, глядя в иллюминатор, показал Ллойду на удалявшиеся огни аэропорта Логан - самолет уходил на восток в Атлантику и набирал высоту. Вскоре Бостон пропал из виду. Внезапно из кокпита донеслись два выстрела. Потом тишина, и еще два. Дверь кокпита открылась и оттуда в проход между рядами вывалилось тело.

Пока Арлин и Кристин собирали оплату с носовой части пассажиров самолета, Сэнди делала тоже самое в хвосте. Очередь дошла до странного типа, который в полутемном салоне самолета сидел в темных очках и убогом застегнутом до шеи пальто. "21 доллар, сэр," - попросила Сэнди. Тот замешкался, полез в карман, достал несколько купюр и протянул стюардессе. Она пересчитала банкноты - 16 долларов. "Этого недостаточно, сэр, нужно еще 5 долларов" - вежливо сказала девушка. Тогда тип достал из-под своего кресла коробку от фотоаппарата, открыл ее и вынул оттуда револьвер. "Не волнуйся, детка, это не для тебя, я всего лишь хочу видеть капитана. Давай-ка двинем к нему в гости." Стараясь сохранять спокойствие, Сэнди попросила владельца револьвера накрыть его чем угодно, чтобы не посеять панику среди пассажиров. На удивление мужчина согласился, сняв и накинув на руки свое пальто. Таким тандемом они проследовали через весь самолет, у двери кокпита девушка сказала своему конвоиру:"Вы не можете туда пройти, мне надо сначала им позвонить." - "Ну, так звони."

Командиром экипажа Истерн 1320 в тот вечер был 35-летний Боб Уилбур, вторым пилотом - 30-летний Джим Хартли. Когда в кабине прозвенел звонок и голос Сэнди произнес:"Капитан, тут какой-то мужчина желает с вами поговорить. И у него в руках пистолет." Боб, не дослушав до конца, ответил:"Сэнди, мы сейчас очень заняты, мы идем на посадку, давай чуть позже." Сэнди повесила трубку и сказала обладателю револьвера:"Они очень заняты, мы идем на посадку." - "Что значит очень заняты?!! Звони снова!" Стюардесса вновь сняла трубку телефона и повторила:"Капитан, вы, видимо, меня не поняли - тут мужчина и у него пистолет!" Дверь кокпита открылась, "хиппи" шагнул внутрь, дверь за ним закрылась. Сэнди отправилась на свое место в хвосте корабля, когда ее путь по проходу преградил один из пассажиров с вопросом:"Мы летим на Кубу?" на что Сэнди тут же отреагировала:"Нет, что вы! Все в порядке."

Боб Уилбур отслужил в ВВС США 5 лет, налетав сотни часов на Ближнем Востоке, в Африке и Европе. И хотя он не участвовал в боях, его подготовки и тренировок со стрелковым оружием хватило, чтобы распознать, что в руках у непрошенного гостя находится кольт 38-го калибра. Для начала капитан предложил мужчине присесть на откидное кресло, но тот остался стоять. После чего Боб спросил чего, собственно, хочет гость? Есть ли у него какой-то конкретный план? Ответ Бобу очень не понравился:"Man, I don't know what is wrong with me. I'm all fucked up. Just fly east." Капитан корабля объяснил угонщику, что топлива у самолета не так много, поэтому хорошо бы узнать планы. Ответ был очень тревожным:"Дашь мне знать, когда топлива останется на три минуты полета."

Пока Боб разговаривал с пришельцем, Джим передал в диспетчерский пульт Бостонского аэропорта кодовый сигнал бедствия. После чего второй пилот связался с диспетчерами по радио и сказал:"Истерн 1320 Бостону, мы отваливаем от аэропорта и двигаем на восток в океан." - "Истерн 1320, у вас какие-то проблемы?" - "Да."

После нескольких минут полета в полном молчании Боб спросил у незнакомца:"Как ты смотришь на то, чтобы мы повернули назад?" - "Валяй," - ответил тот. Самолет заложил широкий вираж, принимая курс на Бостон. Джим сообщил диспетчеру Бостона:"Истерн 1320 Бостону, мы возвращаемся." Когда разворот был выполнен, угонщик удостоверился:"Мы идем на Бостон?" - "Да," - ответил помощник командира. Угонщик поднял свой кольт и выстрелил в спину Джима. Когда Боб, оторвавшись от штурвала, повернулся к незнакомцу, тот вскинул револьвер и выстрелил в капитана судна.

Первая пуля кольта вошла в спину Джима, раздробив левую лопатку, пройдя через легкое, пронзив аорту и выйдя через правую подмышку. Даже доктора позднее не могли объяснить как раненый Джим мог найти силы, вскочить из своего кресла, навалиться на террориста, выхватить у него из рук револьвер и дважды выстрелить в нападавшего. После этого Джим свалился назад в свое кресло и больше не двигался. Как не двигался после двух пуль вывалившийся из кокпита непрошенный гость. Правда, второй его выстрел прострелил обе руки капитана самолета, из форменной рубашки которого на пол кокпита потекла кровь.

Понимая, что теряет кровь и непонятно сколько еще продержится, Боб выжимал из ДС-9 все, что мог, все его 288 миль в час, одновременно связавшись с диспетчером Бостона, передав:"Истерн 1320 Бостону, мы идем в Логан, второй пилот ранен, обеспечьте нам полицию и скорую!" Бостон откликнулся:"Истерн 1320, вижу вас, вы в 13 милях, заходите на посадку, правда перед вами будет садиться частный самолет, так что вам придется подождать." В разговор вмешался пилот самолета Америкэн Аирлайнс 380, слышавшего переговоры:"Call the police and an ambulance you idiots! The Eastern behind us - the copilot is shot! The copilot is shot!" После чего вышка Логана скомандовала частному самолету уйти на второй круг и дала зеленый свет на посадку Истерн 1320. Времени на стандартный заход на посадку у Боба не было, он посадил самолет на скорости в полтора раза выше рекомендуемой для посадки.

Ллойд Педерсен и Ал Кавальери, спустясь по трапу самолета, остановившегося возле 12-го выхода в здание аэропорта, быстренько добрались до своих машин и разъехались по домам. Жена Ллойда, открыв ему дверь их дома в Пибоди, поразилась его виду и спросила:"Что случилось? На тебе лица нет!" Ллойд ответил коротко:"Включи телевизор."

В 9 вечера в доме Боба и Аниты Уилбур в городке Fair Lawn, штат Нью Джерси, раздался телефонный звонок. "Алло," - сказала Анита. "Вы - миссис Уилбур?" - "Да." - "Ваш муж - капитан Уилбур?" - "Да. А кто это говорит?" - "Это корреспондент газеты из Калифорнии. Вы в курсе, что произошел угон самолете авиакомпании Истерн?" - "Мама, включи телевизор!" - закричала Анита гостившей у них матери. В этот момент раздался звонок в дверь дома, на пороге стоял пилот компании Истерн, живший неподалеку. Голос в трубке не унимался:"Ваш муж - капитан или второй пилот?" - "Капитан." - "Это хорошо, потому что второй пилот погиб." Анита без сознания рухнула у телефона. "Мэм!" - надрывался голос в качающейся на проводе трубке, - "Мэм! Вы меня слышите? Мэм!"

Джима Хартли привезли в бостонский МассДженерал госпиталь в 8:35 вечера уже мертвым. Паталогоанатом установил, что смерть наступила через пару минут после ранения: кровь, хлеставшая из разорваной аорты, заполнила его легкие и грудь. Врачи так и не поняли как он после такого ранения смог подняться из своего кресла и перебороть нападавшего, сделав при этом еще два выстрела. Серьезность ранения Боба Уилбура и то, что он при этом в одиночку посадил самолет с 72 пассажирами, тоже потрясла врачей. Хирург МассДженерал госпиталя Ашби Монкюр, делавший первую операцию Бобу, обнаружил, что пуля кольта, пройдя через обе руки пилота, наделала массу разрушений: ему пришлось сшивать сухожилия на правой руке, наращивать кожу на входном отверстии, взяв ее с бедра раненого, и вынимать из левого бицепса осколки пули, распавшейся на две части и сшивать бицепс из кусочков. В результате Уилбуру было сделано несколько операций, и выписали его из госпиталя только через 28 дней.

Угон авиарейса Истерн 1320 стал первым в истории США угоном самолета со смертельным исходом. Кольт 38-го калибра был украден у полицейского по имени Том Брэди. 4 патрона револьвера были отстреляны, два неиспользованных находились в барабане. Рядом с креслом террориста был найден мешок, в котором были еще 34 патрона.

19 марта 1970 года, через два дня после угона самолета Истерн 1320 министр транспорта США Джон Волп провел заседание для обсуждения введения мер по предупреждению угонов самолетов. ООН объявила, что собирает свою специальную сессию в Монреале для обсуждения проблемы воздушного пиратства. На самом деле особо обсуждать было нечего: эксперты давным-давно призывали авиакомпании начать проводить проверку пассажиров и их ручной клади. Но авикомпании не желали это делать по двум причинам: во-первых, из-за увеличения стоимости своих операций и, во-вторых, чтобы не создавать неудобств пассажирам и не распугивать их этими мерами. То, что случилось 17 марта 1970 года радикально изменило ситуацию. Авиакомпании не могли больше игнорировать действительность и начали принимать меры.

Когда три недели спустя Арлин Альбино вновь вышла на работу, и, стоя у стойки, регистрировала пассажиров на свой рейс, работник авиакомпании обмахивал каждого пассажира какой-то странной палкой, издающей писк. "Что это такое?" - спросила его Арлин. "Металлодетектор," - ответил тот. "О, боже," - поняла Арлин - "они это делают из-за того, что случилось с нами!"

11 сентября 1970 года президент Никсон объявил о принятии новых мер для предотвращения угонов самолетов, включая дополнительный персонал для проверки пассажиров и досмотра багажа, а также установки электронных видеокамер в аэропортах. Месяцем позже министр транспорта Волп объявил о создании нового отряда - 2000 авиамаршалов, которые будут находиться в самолетах разных авиарейсов и иметь при себе оружие. И, наконец, в январе 1973 года Федеральная Администрация Авиации обязала все авиакомпании проводить проверку всех пассажиров и всей ручной клади. Меры моментально дали результат: если с 1968 по 1972 год в США было совершено 124 угона самолетов, то за 1973 год произошел всего один такой случай.

Второй раз мир и вся пассажирская авиация изменились 11 сентября 2001 года. И второй раз это снова произошло, связав между собой Ньюарк и Бостон.

Эпилог
=======
В 1989 году Истерн Аирлайнс объявили банкротство, продав свой шаттл сервис Доналду Трампу за 365 миллионов долларов. Через два года Трамп объявил о банкротстве этого предприятия.

Боб Уилбур летал капитаном корабля на самолетах Истерн Аирлайнс до ее банкротства, перейдя после этого в авиакомпанию Сауди Арабиан Аирлайнс. В 60 лет он вышел на пенсию и живет сейчас во Флориде со своей женой Анитой. Он не любит говорить о том случае и всячески старается быть незаметным, считая настоящим героем рейса Истерн 1320 Джима Хартли. Сегодня Боб отметил свой 86-ой день рождения.

Сэнди Сальтцер закончила работать стюардессой в 80-х, после чего получила мастерскую степень в counseling и до сих пор работает в раковом центре в Рочестере, штат Нью-Йорк.

Кристин Питерсен после того угона ушла из Истерн Аирлайнс, работала в медицинских офисах и консультантом по уходу за кожей. Кристин умерла в 2004 году.

Арлин Альбино прекратила работать стюардессой в 1975 году, получила степень бакалавра психологии, а через какое-то время стала юристом. Несколько лет назад она связалась с семьей Уилбуров, и с тех пор они поддерживают связь. "У меня есть жизнь. И это только благодаря Бобу,"- говорит Арлин.

Ллойд Педерсен ушел на пенсию в 1990 году. Он продолжал летать в командировки, когда это было необходимо, но никогда этого не любил. Он все еще проживает в Пибоди и недавно отметил свой 93-ий год рождения.

Ал Кавальери умер в 2013 году в возрасте 91 года.

Выживший после двух ранений Джон Дививо, совершивший нападение на экипаж корабля Истерн 1320 и ожидавший суда по обвинению в убийстве второго пилота Джима Хартли, повесился на шарфе в своей камере тюрьмы Чарлз Стрит на Хэлллувин 1970 года.




На фотографии - бывшая стюардесса Анита и капитан корабля Боб Уилбуры.

ТО САМОЕ МЕСТО (21)

Наверное, это первый в моей жизни самолёт. Не статично, но, когда ты внутри, он неплохо подходит под определение "место". Всегда нравилось ехать куда-то в дали от города и больших трасс, в полной темноте. Просто потому, что если Реальность в этой темноте может застать тебя врасплох, материализовав перед самым носом неожиданное что-либо, то, вполне возможно, и ты сможешь к ней подкрасться незамеченным вовремя, и, кто знает, как она воплотиться для тебя впопыхах.

Ночной самолёт, конечно, совсем другое. В некотором роде. Потому что, во-первых, за окном свет и темнота перемешались настолько, что сосуществуют одновременно, ничуть не ущемляя друг друга в правах и эффектах, производимых на впечатлённого зрителя; во-вторых, потому что красота. А ещё потому, что теперь уже совершенно точно едешь (это по факту мы летели, а по-настоящему ехали по небесно-воздушной дороге, вероятно, с очень хорошим асфальтом) в незнакомый мир,где даже люди будут говорить на неизвестном языке. Туда, где густой воздух пропитан эвкалиптом и мандаринами, где можно часами бродить по захолустным, очаровывающим городкам, не встречая никого, где кошки в кафе попрошайничают с манерами собак, где у моря можно взять горсть песка и обнаружить, что весь он состоит из ракушек - витых, почти как настоящих, но невероятно маленьких. И где в январе на улицах цветут стрелиции. Но это всё я узнала несколько позже. А пока это искренне приветливые стюардессы, полупустой салон и совершенно не раздражающие попутчики, поднявшиеся в самолёт налегке, может, намеренно, может, по забывчивости, оставившие багаж своей жизни ещё на подъездах к аэропорту. Или на взлётной полосе. Кто как, полагаю. Конечно, эконом класс, но, когда один занимаешь все три места в ряду, можно развалиться вполне по королевски. Но САМОЕ ВАЖНОЕ в данный момент снаружи. Бывают места, содержащие суть в себе. А бывают, открывающие взору находящееся за их пределами. Позволяющие посмотреть со стороны, самому оказаться "снаружи". Там чёрное, беззвёздное небо, сияющая белая Луна, всё такие же близкие, хоть руку протягивай, проверяй, облака, расходящиеся светящимися белыми волнами. Только внизу и с обратной стороны. В разрывах облаков, больше похожих на протёртости пространства, бесконечная, бездонная и безвременная тьма, в которой плавают скопления неизвестных, но ярких звёзд. Большие и маленькие, оранжевые, настолько ясно видимые, что кажется, вот сейчас получше приглядишься и увидишь не только каждую улицу, но и идущего в свете этих фонарей человека. Невероятного и прекрасного. Потому как с такого расстояния все - невероятные и прекрасные. Ведь только самые удивительные и невозможные существа могут поселиться в бездонном мраке и завести там какую-то Жизнь. И хочется увидеть каждое из этих существ, познакомиться с тем, как они меняют Реальность, что они чувствуют, понять, каково это - быть ими. Потому что быть ими - это каждое мгновение совершать невозможное. Быть - вообще невозможно, и, если ты есть, значит теперь можешь вообще всё, что угодно.

За всеми этими мыслями и ощущениями не замечаешь происходящего благодаря им - как с тебя слезает старая шкура, как глубоко начинает дышать обнажённая сущность, как начинают смешиваться внутренняя вечность и внешняя, становясь непрерывным пространством. И это ценная передышка. Совсем скоро, с первым упоительным вдохом пропитанного эвкалиптом и мандаринами воздуха, в твою личную вечность попадёт частица этой новой Реальности и приглушит восприятие той, другой Вечности, окружив, сформировав тебе новую же шкурку. Личность - как скафандр для сущности, способной перемещаться в разные миры. И это тоже прекрасно. Отличный, только что сшитый для тебя костюмчик, несколько удивляющий, но удобный - это хороший опыт. Но быть без скафандра завсегда приятней.

Поэтому моё "то самое место" - отрезок на полотне пространства-времени с координатами "мой первый осознанный полёт на самолёте".
Me_2
  • yuriyc

"Ваше благородие, госпожа Чужбина!.."

Глава 1. День Эмиграции: -1.

"...Когда я вернусь, о, когда я вернусь...
Послушай, послушай -- не смейся, -- когда я вернусь,
И прямо с вокзала, разделавшись круто с таможней,
И прямо с вокзала в кромешный, ничтожный, раешный
Ворвусь в этот город, которым казнюсь и клянусь,
Когда я вернусь, о, когда я вернусь..."


Александр Галич "Когда я вернусь..."

Странно, но я соверешенно не помню то утро, хотя прекрасно запомнил все детали вечера и бесконечной ночи.
Первое моё воспоминание -- мы сносим вещи к маленькому автобусу, припаркованному у подъезда. Девочка из квартиры этажом ниже, где жили интеллигентные алкоголики (они ругались между собой и пили, но слушали исключительно Высоцкого, Окуджаву -- никакого блатняка), спрашивает меня: "Куда вы собрались?" "В Америку уезжаем." "Зачем?" Зачем... И тогда, и сейчас, 13 лет спустя, этот вопрос ставит меня в тупик…
Этот же вопрос нам задали на интервью в Посольстве. Родители начали говорить о жизненных проблемах и т.п., на что посольский американец вполне логично возразил что всего перечисленного и в Америке хватает, а посему причиной для эмиграции послужить не может. Тут в разговор встрял я. Рассказал что работаю в МакДональдсе. "Могу," -- говорю, -- "сравнивать наших менеджеров и иностранных, дело приходилось иметь и с теми, и с теми. Так вот, сразу видно, насколько различны их поведение, отношение к работе..." Ну и т.д., в том же ключе. Как ни странно, но именно мой монолог подействовал. Американец заулыбался, указал на нас с сестрой: "Вот! Имненно по этому, ради них, вам и нужно уезжать отсюда." Так нам дали разрешение на въезд в Соединённые Штаты Америки.
ДальшеCollapse )

Остров багровой зари, Куба, любовь моя!

Часть первая.

Впервые на Кубе мне довелось побывать в 1992 году. Я летел по чернобыльской программе. Летели (ИЛ-82, огромный двухэтажный самолет) через Гандер(Канада, остров Ньюфаундленд). Бурые и темно-зеленые елки до горизонта, по взлетной полосе метет поземка, красный рассвет, очень раннее утро. Здание аэропорта сплошь стеклянное, где вход - непонятно. Хитроумные канадские полицейские фарами своих машин осветили нам дорогу.

В самолете выдали специальные талоны, по которым в баре аэропорта можно было получить бесплатно банку Пепси. Я неплохо знал язык и перезнакомился со всеми служащими аэропорта. Милые, общительные люди. Вместе с нами летели китайцы в Лиму (Перу). Им тоже выдали талончики на Пепси. Когда шли на посадку обратно в самолет, китайцы выбрасывали пустые баночки в урну, а советские дети их оттуда вынимали. На это с ужасом взирал мрачный полисмен. Следующая посадка была в Шеннон(Ирландия). Огромный Дьюти-фри, персонал неприветливый. Лету было 14 часов плюс по часу в аэропортах. Подлетая к Кубе, видел сверху Бермуды - два островка и мыс Флорида.

Вылетали мы из Киева, был февраль, -27%. Умные люди заранее подумали о том, чтобы положить легкие вещи наверх сумки и переоделись перед посадкой, а я вышел на трап под оглушительно яркое солнце, которое накладывало на все желтый флер, в двух шерстяных свитерах, шерстяных носках и в куртке-аляске. В аэропорту имени Хосе Марти нас встречали речью и песнями кубинские пионеры, которые изумленно на меня пялились.

Погрузились в автобусы, похожие на американские школьные и поехали к лагерю. Кто-то приберег банку Пепси из Канады, взболтал и открыл ее в автобусе. Содержимое устремилось в потолок и залило всех. Вдоль дороги росли Королевские пальмы с толстенными, серыми, как будто бетонными стволами и темными листьями - один из символов Кубы, изображен на гербе, и соответственно на монетках-сентаво. Эти пальмы еще называются корабельными.

Лагерь носил веселое название Тарара. Первое, что было по приезде - ужин. Нас загнали в столовые, каждый брал бледно-желтый пластмассовый поднос с отделениями для еды и становился в очередь. Негритянки (моя слабость!) накладывали в эти отделения рыбу х/к, офигительное картофельное пюре со вкусом сыра (несколько раз пробовал повторить в домашних условиях, но тщетно. Из моего пюре сыр тянулся нитками и прилипал к вилке. Как они его делали - так и осталось тайной), мороженое, нарезанные ананасы и зеленые помидоры. В пластмассовые же высокие стаканы (розовые и голубые) наливали разбавленный водой концентрат апельсинового сока или колу местного разлива. Мы сели за стол. И тут нам врубили "Ласковый май", белые розы, о-о-о... Еб вашу мать, подумал я, стоило перется на другую сторону земного шара, чтобы послушать "Ласковый май". Ну они-то, конечно, хотели сделать нам приятное.

***

Часть вторая.

Лагерь представлял собой более сотни коттеджей, одно и двухэтажных, в прошлом это была база, на которой готовили американских астронавтов. Еще был госпиталь, куда поселяли всех новоприбывших. Моя койка - у двери, кама уно. В первую ночь мне не спалось, я оделся, вышел на улицу. Пальмы под лунным светом, поют цикады. Еще сегодня утром я был в Киеве, мороз -27%. Сюр.

Океан. Рано утром гладкий, как озеро. Прибоя нет - тишина. Вода такая прозрачная, что не видно где она начинается и создается впечатление, что рыбы плавают в воздухе. Когда заходишь в воду, рыбы начинают плавать вокруг ног, они задевают тебя боками - ощущение как будто кто-то проводит по коже куском мыла. В трещинах вулканической лавы можно долго ловить ультрамариновых с золотом, черно-желтых и полосатых рыбок. Когда выходишь из воды, кожа высыхает на солнце и микроскопические кристаллики соли покалывают как иголки. На первых порах - срочно в душ, потом кожа привыкает и огрубевает. Если пройти по пляжу несколько километров, а потом обплыть заграждение, можно попасть на знаменитый пляж Варадеро - ослепительный, белый и мелкий как мука песок. На пляже дежурят спасатели - здоровенные загорелые красавцы - Орландо и Мигель. Каждое утро они приезжают на специальной машине, выгружают из нее шезлонги, зонт и акваланги. Время от времени кто-то из них погружается а потом вытаскивает на берег связку крупных, размером с хорошего леща рыб - пурпурных, золотых, самых немыслимых расцветок. Рыбу они поставляют в рестораны. Еще они добывают крупных рапанов, которые лежат в тени зонта и время от времени шумно выдыхают. С нырялщиками можно договорится и арендовать у них акваланг.

Однажды они вытащили на берег здоровенного ската. Он очень долго не умирал. Ему много раз вонзили нож в голову (ну, в смысле там. где у него голова), отрезали плавники и хвост, выпотрошили - скат оказался беременной самкой, неродившихся детенышей выбросили в море, а он все еще дергался в конвульсиях.

***

Часть третья.

Кубинские девушки - всех рас и цветов кожи, от англосаксонской белизны до ангольской черноты. Самые любвеобильные девушки в мире - ун бесо, ун бесито, пор фавор! (один поцелуй, один поцелуйчик, пожалуйста!) Просто проходу не дают))))). У них красивые имена: Ноэльбис (здорово, да?), Милагро, Лурдес, есть и весьма необычные для нас, например - Регла (линейка). Офигительно красивые креолки, возбуждает даже просто цвет кожи. У всех - кубинцев очень белые зубы. Через пару месяцев пребывания на Кубе у меня были такие же, даже если не чистить. Незнаю с чем это связано, возможно с водой а может с пищей.

Великолепны кубинские негры - здоровенные и накачанные, таких красавцев я еще не видел. Один даже был рыжий, волосы на груди - и те рыжие. Очень веселые парни, все время нас подкалывали.

Гавана. Делится на два города - новый и старый (Гавана Вьеха). Старый город расположен вдоль набережной Малекон, это такой длииииинный бетонный парапет. Гавана Вьеха сплошь состоит из двухэтажных особнячков колониальной архитектуры. Они выкрашены в жизнерадостные цвета - розовый, желтый, зеленый, бордовый, красный, голубой. Все вместе выглядит потрясающе. Некоторые особняки поддерживают в нормальном состоянии, большинство обветшало. Такой особняк, прямо на берегу океана, можно снять за смешные деньги. Конечно, вы можете жить и в гостинице - "Гавана либре" , настоящем небоскребе, по кубинским меркам, ее видно из любого конца города. Но, черт возьми, это совсем разные вещи. В Гаване много советских машин - Жигули, Волги. Попадаются настоящие раритеты - Паккарды, Бьюики, Кадиллаки довоенных времен, многие в хорошем состоянии. Их часто выкупают американцы. После дождя над Гаваной Вьехой иногда можно видеть сразу две радуги.

***

Часть четвертая.

Небо на Кубе совсем не такое, как у нас. Оно не голубое, а фиолетовое. Иногда бывают совершенно фантастические закаты - целые пейзажи, образованные из облаков. Горы, долины, озера, деревья, облака и все это в небе. Временами заходящее солнце окрашивает небо в пурпур и золото, очень ярко. Там становится понятно выражение "небо в алмазах" - ночью звезды покрывают небосвод так плотно, что на нем не остается черных мест, даже в самой глубокой черноте светятся звезды. Они огромного размера, очень объемные, настоящие бриллианты. Это объясняется тем, что на экваторе толщина воздушного слоя почти вдвое меньше, чем на полюсах, благодаря центробежной силе вращения Земли. Поэтому звезды видны так хорошо.

Ночью неожиданно холодно. Вполне комфортно в куртке-аляске. Чтобы позвонить на родину мы занимали очередь у переговорного пункта с ночи и дремали до утра возле него в деревянных креслах. Ночь была наполнена звуками. Пели цикады, время от времени раздавались шорохи - это падали с деревьев плоды, а иногда слышался звук, похожий на глубокий вдох ртом, если выгнуть губы трубочкой, заканчивающийся глухим ударом - это упал кокос. В черном небе беззвучно пролетали едва различимые ночные мыши.

По содранной коже на внутреннней стороне бедер можно узнать покорителя пальм и любителя кокосов. Кокосы там росли не те, которые продаются у нас и которые кладут в "Баунти". Они были не волосатыми, а гладкими и оранжевыми. Мякоть у них терпкая, а молоко прозрачное как вода, чуть-чуть зеленоватое, освежающее и немного похожее по вкусу на березовый сок. Расковырять орех, не разлив молока можно было ключом, с той стороны, которой он прирастал к пальме. Те орехи, которые продают у нас, растут в провинции Гуантанамо, где американская военная база, на юге страны. Пальмы вымахивают до невъебенных высот, бывают намного выше семиэтажного дома, поэтому добыча кокосов зачастую сопряжена с риском для жизни. Кроме прочего, орех соединяется с пальмой эдакой пуповиной, которую довольно трудно разорвать. Единственный выход - держась одной рукой за пальму, крутить орех вокруг оси пока он не оторвется.

В мае, после сезона дождей, становятся совершенно божественны на вкус манго. Но об этом - в следующий раз.

***

Часть пятая.

Манго бывают двух видов: крупные, около двух кило зеленые с красным бочком и цельно красные, если очень спелые, а еще - королевские манго. Эти помельче, более вытянутые, когда спелые - ярко желтые. У первых мякоть плотная, оранжевая, у вторых - более нежная и желтоватая. Манговые деревья вымахивают огромными и ветвистыми, по ним очень удобно лазить. Зеленые, недозревшие манго можно положить в темное место и они дозреют, но все равно не будут иметь ничего общего с плодами, сорванными после сезона дождей, ориентировочно - в конце мая. В некоролевском манго есть одна засада: они содержат очень большое количество йода. Все бы ничего, но многие люди к нему гиперчувствительны, например я. Выражается эта гиперчувствительность в расстройстве желудка. При этом оторватся от процесса поглощения манго практически невозможно, потому как вкусно невероятно. В общем, за удовольствие приходится расплачиватся))))).

В продолжение фруктовой темы вспомнился процесс очистки ананасов. Ананасы на Кубе чистят топором или мачете с гордой надписью на пластиковой рукоятке "HECHO EN CUBA" - сделано на Кубе. Получается нечто квадратное. Большая часть ананаса идет при этом в отходы, но это никого не волнует, так как они дешевые. Похожая ситуация с грейпфрутами - с них срезают кожуру, из которой делают джем, сами грейпфруты выбрасывают. Апельсины возят не в ящиках, а просто насыпают в кузов самосвала, примерно как у нас щебенку, при этом, разумеется, несколько тонн просто раздавится под весом других. Такая положение вещей становится понятным, когда узнаешь про цены на фрукты. Тонна! апельсинов или грейпфрутов стоит порядка 10$. Ананас (один) стоит 25 песо (1 доллар). У нас в лагере грейпфруты использовались исключительно для игры в кроватный баскетбол (то же самое, что и обычный баскетбол, только стоя на кроватях). Когда грейпфрут разбивался, мы просто брали новый.

***

Часть шестая.

Если незаметно перелезть через невысокую ограду лагеря, можно было выйти к автобусной остановке. Автобус (квагва) - это зеленый Икарус с выбитыми стеклами. Стекла выбиты не просто так - во первых жара, сами понимаете какая, во вторых - количество желающих ехать. Все пассажиры в автобус не вмещаются, многие висят снаружи гроздьями, цепляясь за выбитые окна и друг-друга. При посадке, однако, никто никого локтями не отпихивает, наоборот, каждый помогает другому влезть в автобус, при этом все веселятся и смеются. Водитель не обращает никакого внимания на то, что некоторые пассажиры висят снаружи и пиздует на полной скорости. Особого упоминания заслуживает кондуктор: он героически протискивается сквозь спресованную потную толпу и при этом никому не хамит. Платишь в зависимости от того, насколько далеко едешь.

Конечная остановка - Гавана. Самый центр Старой Гаваны - Кафедральная площадь, соответственно с Кафедральным собором, серым, с покрытым зеленой патиной колоколом. Площадь квадратная, мощеная булыжником. В тени собора прохладно. На площади - нечто вроде ярмарки для туристов, наподобие киевского Андреевского спуска. Продаются обезьянки, ловко сделанные из кокосов - волосатый орех служит шерстью, гладкая поверхность сердцевины - брюшком, в одной руке - окурок сигары, в другой - маленькая бутылочка рома. Еще можно купить кожаные кошельки, картины гаванских художников (мазня, такая же, как на Андреевском), всякую хуйню типа ракушек и изделий из них, а также шляпы. Шляпы делают прямо на месте из цельной ветки пальмы: сама ветка служит основанием тульи, листья с одной стороны идут на тулью, а с другой на поля. Свежая шляпа имеет жизнерадостный ярко-зеленый цвет, со временем она становится зеленовато-серой.

На улицах продают кубинское мороженое - замороженую воду с добавлением сока. Никогда бы не подумал, что это может быть так вкусно. Мороженое стоит на наши деньги 1 копейку))) Здесь стоит рассказать про цены. На Кубе - талонная система. Это означает, что купить можно все, что угодно на черном рынке, по высоким для кубинцев, но смешным для нас ценам. Обстоятельно поесть в придорожной забегаловке стоит 1/17 доллара. В городе - немного дороже, правда, есть несколько ресторанов, например, "Ла марина де Хемингуэй" где цены повыше, расчитаны они на туристов, которых возят автобусами и никуда из автобусов не выпускают, опасаясь, что они узнают истинную стоимость жизни на Кубе. Та же ситуация с гостиницей "Гавана либре". При этом все равно все говорят об исключительной дешевизне, Куба занимает первое место в мире по повторному туризму. Если вы решите съездить на Кубу (если не решите - мне вас жаль) мой вам совет: не связывайтесь с турагентствами, берите билет, визу получите на месте, арендуйте за 200 баков в месяц особняк на берегу океана, а еще за 100-200 долларов вы можете жить месяц как очень богатый человек (масэта)!

Соотношение зарплат и цен примерно как во времена Советского Союза у нас. Главврач получает 300 песо (12 долл.), уборщица - 60 песо. Валютой служат моющие средства и парфюмы. Выгоднее всего - мыло. Кусок туалетного мыла стоит 5 песо, хозяйственного - 3 песо. Самая крутая сигара, например, "Ла корона Гавана" стоит 25 песо. Обычная - 3-5 песо.

***

Часть седьмая.

В мае на Кубе размножаются тарантулы. Они бегали по дорожкам лагеря целыми выводками. Маленькие тарантулы вполне безопасны, а вот взрослые особи в мае максимально ядовиты. На самом деле, все не так страшно. Поначалу, конечно, полчища пауков пугают. Но потом привыкаешь и даже не обращаешь на них особого внимания. Даже спокойно ходишь ночью по траве, а это, чисто теоретически, довольно таки рисково - на ногах ведь шлепанцы. Еще там водились змеи, которых мы пытались выманивать, заливая их норы водой.

Еще на Кубе растет живая трава. На вид это нечто вроде очень-очень мелкого папоротника. Когда до нее дотронешся, она складывает свои листочки. Тот же эффект будет, если рядом с ней громко топнуть ногой. Трава эта растет повсеместно, целыми коврами.

Куба пахнет, как парфюмерный магазин. В городе это почти не ощущается, но за городом - это нечто! Тысячи разнообразных цветов и растений источают одурманивающий чувства запах. Вдоль дорог буяют красные и голубые, желтые и фиолетовые бугенвиллеи. Цветет все и одновременно. Весной можно наблюдать удивительную картину: многие деревья сбрасывают листья и при этом расцветают. Особенно красиво выглядит Фрамбуян или, как его еще называют, Флора де Майо - цветы мая. Это большое раскидистое дерево плотно покрывается ярко-алыми цветами. А приходилось ли вам видеть лилии, растущие на голом, как грабли, дереве?

***

Часть восьмая.

Вечерами мы любили выпить ликеру, которого на Кубе производится множество видов, например, ананасовый, кофейный, мятный, лимонный, апельсиновый, карамельный и еще несколько. Пол-литра стоит 25 песо (1доллар). Конечно же, это строго воспрещалось))). Кубинский ром "Havana Club" - мой любимый. Вот как пишут сами производители на бэк-этикетке бутылки "Гавана Клуб" купленой еще во времена СССР: "Единственный в мире микроклимат, наша репутация крупнейшего в мире производителя сахарного тростника, богатейшая традиция в производстве рома, насчитывающая почти пять веков, и 200.000 баррилей, в которых происходит постоянно процесс выдержки более 50.000.000 литров рома, все это позволяет нам предложить вам этот ром, выдержанный достойно, без спешки, как и подобает лучшему рому мира."

Конечно, хороший ром - удовольствие по кубинским меркам недешевое: литровая бутылка стоит 70 песо - 2,8 доллара, то есть больше, чем месячная зарплата уборщицы! На Кубе также производится пиво, оно продается в маленьких бутылочках коричневого стекла и стоит 50 сентаво, если мне не изменяет память. Еще мы курили крепчайшие кубинские сигареты "Popular" и выменивали на 3 куска мыла отличнейшие сигары. Как ни странно, большими любителями сигар оказались некоторые наши девушки)))).

Однако были вещи, которых нам очень нехватало вдали от дома. Наибольшая тоска была по черному хлебу. Я был об этом предупрежден и потому привез с собой большой кулек сухарей из черного хлеба. Через два месяца один сухарь мы делили на пятерых))). На Кубе, как и во многих странах, черный хлеб не производится. Несколько раз нам удавалось уговорить кубинцев попробовать нашего хлеба, их реакция была одинаковой: они осторожно отламывали маленький кусочек, с большой опаской брали его в рот, потом лицо их кривилось и они его выплевывали. И конечно они с ужасом смотрели как мы едим сало, даже знакомых звали посмотреть))). Еще почему-то очень хотелось домашних котлет и шпротов.

По пятницам в лагере устраивали дискотеку. Иногда была даже живая музыка - к нам приезжали служившие на Кубе советские солдаты. На погонах у них было написано FAR - Фидель, Армия, Революция. Они привозили с собой нагрузовиках огромные грозди зеленых, деревянных бананов, которые, почемуто, так и не дозревали. Лагерь был для больных детей, как чернобыльских и припятьских так и других. На Кубе никогда не жалели денег на медицину и поэтому ее уровень у них один из самых высоких в мире. Лечили все - от косоглазия до лейкемии. Однако некоторых детей, больных лейкемией, не успевали довезти вовремя и они умирали, иногда прямо в самолете. В эти дни дискотеку отменяли и мы очень расстраивались, как ни жестоко это звучит. Сначала это коробит, но потом фраза "Вот, блядь, опять кто-то умер, дискотеку отменили" становится обычным делом. Да, человек ко всему привыкает, тем более дети.

Однажды мне подфартило пожать руку Фиделю. Дело было так: Фидель собирался толкать свою знаменитую черт-знает-сколько-часовую речь, которая потом вошла в Книгу рекордов Гинесса, как самая длинная речь в истории человечества. Я был на хорошем счету у руководства лагеря и мне удалось напросится в машину на которой руководство с еще несколькими детьми поедет выказывать респект и благодарность от наших стран Кубе. Наша задача была вручить Фиделю цветы. Нас привезли на площадь Революции. Народу кошмарное количество, вся Гавана собралась в тот день на площади. Солнце сверху хуярит. Время идет. Уже полдень, потом два часа, четыре. Голова - кипяток, перед глазами черные пятна, в висках стучит кровь. Налицо все признаки солнечного удара. Казалось, что Фидель будет говорить вечно. Но даже вечность, наверное, имеет конец - раздались громовые овации и меня вместе с другими начали проталкивать к трибуне. Я всучил Фиделю цветы и он пожал мне руку. Девочек он поцеловал. Рука у Фиделя крепкая, жилистая и сухая. Из кармана френча (или как это называется?) торчали сигары. Он говорил "Грасиас, грасиас!" (спасибо). Солнечный удар я таки получил.

Применение титана в быту

Из новостей: "Ким Чен Ир пообедал в заводской столовой"

В той столовой на территории авиазавода в Комсомольске было много примечательных вещей. Так, например, подносы для тарелок (на столовском жаргоне они именовались почему-то "разносами") были выполнены штампованными из листов авиационного титана - металла дороже обыкновенного дюраля раз в 10.

Вообще титан в быту в Комсомольске-на-Амуре применяется повсеместно. На том же авиазаводе из него штампуют великолепные совковые лопаты. Прочность у них - практически стальная, а вес - в разы меньше.

Еще замечательная вещь - титановые короба для грибников и ягодников. Они делаются по вечерам в тех же цехах, где в рабочее время изготавливаются титановые оболочки для планера современного сверхзвукового истребителя. Короб сваривается методом точечной аргоновой сварки :) А швы затем проклеиваются авиационным герметиком. Себестоимость у такого изделия - астрономическая, а стоил на рынке он в 80-х годах рублей 30-40.

А как выносят те титановые короба с территории Комсомольского-на-Амуре авиационно-промышленного объединения имени А.Гагарина - отдельная история. Их красят в красный цвет нитрокраской, и вывозят прямо через проходную, установив на борт пожарной машины. Если вахтер на проходной интересуется - что это такое, ему отвечают, что это, мол, противопожарный инвентарь, емкость для переноски воды. С тем и пропускают.

Типовая пожарная машина ЗиЛ-130 вывозит за один раз 8-10 коробов.
rabbid
  • lepin

как я провел три дня лета

Самолет заходит на посадку в Мурманске - и высота уже считанные десятки метров, а под нами еще озера и лес. Сверху хочется назвать его тайгой, хотя на самом деле это - лесотундра. Но это потом разъяснили, а теперь, когда самолет уже почти на земле, а под нами - ни метра бетона, - становится чуть не по себе. Но нет, не страшно: вера в статистику, все будет хорошо. И правильно - вот и взлетная полоса началась, а дело было просто в том, что аэропорт спрятан среди сопок в 20 без малого километрах от Мурманска, и вокруг него сразу, без предупреждения и деликатности, - нетронутая колеей или плугом природа. Так далеко от 350-тысячного города - это потому, что ближе не нашлось достаточно большой плоской площадки - все сопки.
Выходим из самолета - встречает воздух, узнаваемо морской, хотя и без крымских запахов цветения. Воздух - что называется "суровый, но справедливый". В здании аэровокзала дальнейший тон впечатлений задает табличка: "Добро пожаловать в Мурманск - самый большой город в мире за полярным кругом". И тут же начинается дождь, нас везут длинной дорогой в полутьме. Тут, как и в Крыму, водители не торопятся включать фары, несмотря на сумерки и льющуюся воду.
Дальнейшее можно опустить (помянув только подтянутых моряков в форме, их коллег, шумно выпивающих в штатском, и некоторую общую собранность населения по сравнению со столичным). Вот пора и обратно, на самолет в Москву. Сначала - туристический долг. Заезжаем к "Алеше" - громадному рубленному памятнику советскому солдату с перфорированным стволом автомата за плечом и в плащ-палатке до земли. Он стоит на сопке, с которой видны весь город, порт, залив, Семеновское озеро. Кажется, что невысоко, и только вагончики в порту размером со спичечный коробок показывают, насколько это иллюзия. Панорама - почти красива, но скромнее, да и портовые сооружения не имеют отношения к эстетике. Тут же стоят зенитки, и среди небольших островков грунта прорастает скала - как облизана. Редкое место, где знаки прошедшей войны воспринимаются всерьез - и без пафоса, и без глумливости.
Обратный путь - мимо предприятий порта, вдоль залива в отливе (несколько метров обнажившихся камней - в мазуте), разбитая дорога, рассказ водителя, как тут все было раньше, и что осталось. Налоги-квоты-норвежцы-таможня-форель-треска-доки-апатит-судоремонтный завод, мост через залив, построенный на четверть. Тех, кто коммунистический плач по стране считает пафосным преувеличением, нужно сюда - посмотреть, почувствовать, что в последней большой войне мы таки проиграли.
Кстати, Мурман - слово из языка аборигенов, значит что-то вроде "берег моря". И еще Кольский полуостров - от слова Кола. Так называется река. Тоже что-то значит на языке аборигенов. К коке отношения не имеет.