Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

life

Обои

Съемная квартира, недопитый чай. Никогда не мытые стекла, и вот уже скоро наступит завтра. Смысл этого завтра туманен и неясен, впрочем, так было всегда. Мне с каждым днем становится всё труднее вспомнить, что я делал вчера. Наверное, потому, что вчера я делал то же самое, что делал сегодня, и буду делать завтра, - я заставляю себя усилием воли забывать об этом факте. Голубенькие листики на обоях - у меня теперь есть такие обои.

А раньше были другие, - белый мрамор с золотистыми вкрапленииями. Я помню, как я их выбирал. Моя мама решила сделать ремонт, втайне от папы, который уехал в командировку. Мы делали его вместе, я тоже старался. Тогда у мамы были деньги, это было один из немногих периодов, когда у неё были хоть какие-то деньги. Купили новую мебель, поставили новую сантехнику, везде пахло краской, я спал в этом запахе день за днем. В моей комнате стоял диван, накрытый белой клеенкой, всё было в известковой пыли. Я просыпался и шел к метро, завтракать какой-нибудь шаурмой. А еще мы ездили выбирать обои, не знаю, почему я тогда выбрал такие странные белые обои под мрамор. Сейчас я думаю, что они хорошо бы смотрелись в каком-нибудь офисе, - как странно, что мне они тогда понравились. Может быть потому, что они были белые, они выглядели такими из себя очень новыми, что хотелось их купить только поэтому. У меня тогда начинался белый период в жизни, когда я решил, что нужно как-то изменится, нужно стать кем-то другим. И мы с мамой купили эти обои.

Так получилось, что эти обои видели многое, и девушек, с которыми мы занимались сексом на моем скрипящем диване, обтянутом зеленой выцветшей тканью, на котором когда-то спала еще моя бабушка, вместе с моей сестрой - представить только, они спали вдвоем на одном диване. Моя комната досталось мне по наследству, - сестра переехала жить к мужу, а бабушка умерла. Там был балкон, и он был очень солнечным - солнце там было днем, где-то часов до восьми, летом конечно. У меня даже есть фотография, которую сделал мой друг, где я сижу на этом балконе. Там было тепло. В окно был видна дорожка, а потом, когда я начал зарабатывать какие-то деньги, я повесил там тарелку нтв-плюс, и вообще я там старался всё сделать как-то под себя. Брал старые вещи, там была тьма старых вещей, которые "жалко выкинуть" и относил их в другие комнаты, я помню, как мама ругала меня за это. Многое видели эти обои. Эта история с ними, да и вообще с ремонтом, закончилось грустно. Приехал папа и ругался на маму, мой папа не любит, когда что-то делают без его ведома, даже когда это что-то очень хорошее. Просто ему жалко тех денег, которые были на это потрачены, и еще он просто такой вот сам по себе человек, мой папа. У меня есть друг, который, если он договорился с девушкой из интернета встретится и она ему не понравилась, может ей сказать "ты знаешь, ты не в моем вкусе, давай я поймаю тебе машину и ты поедешь домой", он вот может, а я так не могу. Мне почему-то всегда неудобно, и я много раз вот так вот сидел с такими вот девушками в кафе и думал, как бы повернуть дело так, чтобы выйти, сесть в машину, и улететь куда-нибудь по улицам, не важно куда.
Стоп. У меня тогда еще не было машины. Я даже не приглашал девушек в кафе, у меня было одно такое место, смешно сказать - детский сад на пушкинской, в пяти минутах ходьбы от метро, тихое такое место. Там никогда не было детей, и вообще никого не было, абсолютно спокойное место, где можно было покачаться на качелях, такие детские качели, когда сидишь лицом к лицо друг с другом на маленьких скамеечках. Вот туда я девушек и приглашал, покупал пиво, несколько бутылок или банок, и мы вместе лезли через забор. Так вот самое классное было ловить её, когда она спрыгивала вниз. Там еще шел дождь, и я целовал её взасос пьяным пивным поцелуем и это страшно рвало крышу, и я думал - черт, жизнь удалась. Сколько у меня было таких моментов, когда я думал - жизнь удалась. Такие моменты, что всё, даже если больше ничего не будет, всё, - жизнь удалась. Мне иногда кажется, что надо было нажать на стоп тогда. Раздавить светящуюся кнопку своей жизни. Нажать на fire. Спрыгнуть с забора по ту сторону.

А еще совсем совсем до этого, у меня были другие обои. Они были исцарапаны ручкой на уровне моей кровати, я так часто наблюдал эти синие иероглифы. Я очень много времени проводил в кровати, наверное, как и все дети. А потом, когда я стал ходить в школу, а бабушка была еще жива, но уже плохо видела, я решил подшутить над ней и ручкой нарисовал на обоях таракана, так высоко, как только смог дотянуться, встав на стул. Бабушка плохо видела, и долго убивала этого таракана тапком. А я почему-то смеялся. Говорят, дети бывают злые, но я вовсе не был злым. И сейчас мне не смешно, и уже очень давно не смешно. А бабушка знала, что так будет, бабушка была веселая и умная, я хотел бы быть таким же, когда мне исполнится девяносто лет.

Тех обоев с тараканом уже нет. А дальше я не помню. Наверное, дальше и меня не было.
vab
  • graf_g

кто что где и зачем ест

Вчера встретил в метро знакомого, который предложил мне круассан, в ответ на что я ему продемонстрировал только что единолично (единоротно?) опустошенный мною еще больший пакет тех же самых круассанов. Выяснилось, что он их ест не потому, что любит, а потому, что это продукт фирмы-конкурента.
  • Current Mood
    sleepy sleepy
гломур
  • onsamyi

land ho!

Бодяга с корбликами началась тогда, когда мне на др подарили сразу две пластмассовых разновидности теплохода леонид ильич брежнев. Там было большое количество разных пластмассовых деталей, и с тех пор я очень люблю запах ацетона. Но беда была в том, что плавать брежневы , при всем своем многодетальном великолепии, отказывались совершенно категорически. Даже огруженные в трюм великолепным медным контактором, свинченным с троллейбуса в ближерасположенном парке, брежневы, не будучи до конца герметичным, переворачивались и тонули нахрен.

Разочаровавшись в брежневых, я стал изготавливать суда из подручного материала. Они были не такими красивыми, но у них был один плюс= они все-таки большей частью вполне исправно выполняли функцию путешествования. Лучше всего для этой цели, как ни странно, подходила сосновая кора - со старых высохших сосен летом около дачи. Она была толстая, сухая, ее легко было резать ножом, да и запас плавучестви у нее был весьма немаленьким. Один из таких корабликов как-то переплыл под парусом в шторм все наше водохранилише, и даже не перевернулся = а все- таки, полторра километра в ширину...

Но лето в наших краях короткое, и зимой приходилось работать либо с деревом, либо с каким-либо из агрегатных состоянияй нефти. Среди моделей судов, которые я выдумывал, были весьма нетривиальные- например, пенополиуретановый фрегат, к которому снизу был присобачен резиномотор он нелетучего планера из дома пионеров, пересекал даже самую большую лужу со скоростью корошего самолета, прада, и запас хода у него был весьма небольшим. Еще тема- жестяная банка продолговатой формы, из под селедки. На дно ее ставилась таблетка сухого спирта, а на спирт сверху- алюминиевый тубус из под валидола с дырочкой в урышке. Тубус был древний, крыщка у него завинчивалась, и была алюминиевой, а не пластмассовой. В валидол наливалась вода, спирт поджигался, и когда вода закипала, банка летала по лужам за счет реактивного эффекта, вот тут, кстати, запас хода был довольно большим, таблетка ведь горела долго.

В городе самое сложное было-найти приличную лужу, иногда ради лужи приходилось идти на всякие существенные жертвы. Например, как-то раз, помню, мы с Илюхой Кувшинниковым после художки пускали кораблики в какой-то уж совсем забуббенной луже , в подворотне булочонй около метро кропоткинская. Ночью, поздно, часов в девять, когда уже было темно. Зато она была глубокая. Представляю себе изумление того грузчика, которые шуганул нас от этой лужи - ночь, трущобы, темень, ни души, и в подворотне в зловонной клоаке дети пускают кораблики. Ни хрена-то дяд не понмал в корабликах, вот что я вам скажу.

А вот сегодня мне снилось, как на каом-то московском водохранилище я подобрал во время рыбной ловли брошенную кем-то совершенно охренительную байдарку двушку, цельный пластмассовый спортивный каяк. Байда была просто умонепостижимой по кайфности, два удара веслом, и ты оказывался за сто метров от берега. Краем уха,проплывая на ней мимо какого-то лагеря туристов, я услышал разговор двух расфуфыренных девиц, одна из них гоаорила другой: "ну да, я эту лодку выкинула, ведь в этом сезоне такие уже не актуальны".

Current Mood: i"ve got three ships and sixty men, acourse for ports unread
Current Music: I"ll stand at mast and sing a song, till half of us are dead
  • Current Music
    I"ll stand at mast and sing a song, till half of us are dead
am I
  • linum

"шизгара"

Лет десять назад я провожала своих друзей,
улетавших на месяц в Германию, что было тогда
гораздо более серьёзным событием, нежели сейчас.

Перед выходом из дома была заслушана "Шизгара" и
мы бодро и весело пошагали к метро. Но по пути внезапно
обнаружили, что перепутали время и вылет уже менее
чем через час.

Дальше, нервно сжав зубы, ехали и гадали, успеем или нет.
Не успели...

- Вот тебе и шизгара, - мрачно сказала Анька,
- но, раз решили, ехать надо, хоть тушкой, хоть чучелом...-

После некоторых раздумий и телефонных звонков рванули
обратно в Москву, занимать денег, всю дорогу практически
не разговаривали , только на обратном пути,
кажется, прозвучала еще одна фраза:

- Ну вот, то на маргарине экономишь, то штуку баксов занимаешь...-

Затем, удалось разрулить билеты только в один конец,
что было довольно сложно, несмотря даже на наличие
обратных, ибо ИНСТРУКЦИЯ и т.д., и т.п...

Заняли все эти процедуры примерно половину дня и, вот,
дубль два, ребята проходят таможенный контроль,
поворачиваются к нам, чтобы помахать рукой.
В это время по радио начинает играть,
ну конечно же, "Шизгара"...

Happy EnD

linum

Понедельник

В нашем испано-ирландско-албанско-арабско-еврейско-афроамериканском районе есть парикмахерская “Салон красоты Наташа”.
К ней под”ехала неприятного цвета машина с мерзкой фотографией завтрашнего кандидата, из машины вышел с галстуком в руках ужасных движений человек и гнусным голосом стал завывать, мол, кандидат – один из вас, братки, и завтра, мол, надо обязательно за него проголосовать.
Один из нас – кошмар какой-то. Да за такую рекламу его вычеркнуть надо – так, чтобы ни одной буквы видно не было. И пробел между именем и фамилией тоже заштриховать. Всю строчку. И соседнюю. Нет, две соседних: сверху и снизу.
От парикмахерской спуск в метро. Красный пьяный акоголик шепчет мне в спину. Я ему говорю, чтоб он со своими предложениями обращался к тому, с фотографии,
не стесняясь. Он говорит, мол, не думал, что я язык знаю, извини.
На платформе собирается народ. С колонн стекает грязная жидкость. Зато крыс между рельсами не видно – хорошо!
owl
  • filin

(no subject)

Город Вена, вчера вечером. Жду трамвая на подземной остановке у метро.

Среди стояших на остановке - юная блондинка исключительной красоты: высокая, стройная, точеное лицо. Поскольку Вена красивыми женщинами не избалована, все мужчины смотрят примерно в её сторону, хоть и не прямо.

Оказывается, что девушка ждет не трамвая, а парня, который и появляется из метро. Юноша вполне под стать: ростом за 190, румяный, широкоплечий, с копной вьюшихся волос.

Поцелуй, объятия, и эта божественной красоты пара, беседуя, скрывается в подземном переходе.

Беседуют они, естественно, по-русски.
у вас картинка не прогрузилась

Интересно, что там у них теперь, через пятнадцать лет

otpusk

(no subject)

За два года жизни в Сан Франциско, я очень часто чуствовал себя в нем транзитным пассажиром, Колумбом на пути в неизвестную Западную Индию. А сегодня, сегодня мне показалось, что что-то изменилось в моем перманентно-чемоданном настроении..

Я ехал по Church Street из деловой части города в сторону Twin Peaks и Glen Park. Church Street - тихая улочка, по обеим сторонам которой аккуратно сидят викторианские дома и неожиданно-затесавшиеся в их стройный ансамбль 9-жные каменные здания. Откуда-то с юго-запада, со стороны океана, в открытое окно джипа дул прохладный ветер, пахнущий морем, асфальтом, и чем-то неуловимо-теплым.

Внезапно, меня охватило понимание того, что Сан Францско никогда больше не будет для меня красивой и безликой станцией. Да, я деду отсюда, завтра, через месяц, или через год. Но часть меня навсегда останется здесь.
old
  • r_l

Объяснение бессмертия старушек и очерки градостроительства

Вчера Ира А. нам объяснила, почему парализованные старушки никогда не умирают.
Они не умирают никогда, потому что за ними ухаживают специальные люди, которые их гладят, протирают губками и входят с ними в разные тактильные контакты. От этого старушки подпитываются, как мобильные телефоны от сети.
А если вдруг такая старушка выздоровеет и начнет ходить, то либо тут же упадет и сломает себе что-нибудь инстинктивно, чтобы опять лежать и заряжаться, либо заведет кошечку или собачку, которые тоже годятся в качестве источника питания. Потому что органическая природа обладает своей биоэнергетикой.
Эти мысли пришли в голову Ире А., покуда ее стригли в парикмахерской напротив ресторана "КоКоКо".
60 крон содрали, между прочим.
"Я, - сообщила Ира А., - никогда еще за такие деньги не стриглась!"
Все это Ира А. рассказывала нам, поедая картошку с сельдью в заведении "Виртуаал". Заведение это временно доступно для посетителей только с тыла, потому что на улице там теперь вырыли ужасный ров и кладут в него красивые гофрированные трубы. Между прочим, это была уникальная улица - на ней не было тротуаров, дома располагались ниже проезжей части примерно на метр, а между домами и дорогой лежали бетонированные канавы - бывшая открытая канализация.
Леша Косенко рассказывал, что раньше такие канализации по всему городу были, в том числе одна протекала из Шанхая в район Аннэ. И маленький Леша, убегая от страшного дядьки, которого они, дети, дразнили, упал в эту канализацию и лежал там, бедняжка, некоторое время среди органической природы.
Подпитывался, как мобильный телефон.