Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

old
  • r_l

Декамерон во время коронавируса

Привет!
Эта запись внеочередная, все участники сообщества приглашаются в комментарии к ней рассказывать истории. Правило простое: в каждой истории должна быть еще одна история, рассказанная каким-нибудь персонажем.
Чья история получит больше лайков (тут же завели лайки, если я ничего не путаю, хотя мне их и не показывают), тот и будет Дж. Бокаччо.

Ну и это, репост, плиз.

Я начну, пожалуй.

Однажды Джек Г. пошел ночью в круглосуточную столовую в железнодорожном депо. Хорошая такая была столовая, имени А. Карениной. В общем, так или иначе, а вместо столовой Джек попал в больницу, потому что ему поездом отдавило ногу вплоть до ампутации отдельных пальцев.
А это потому что если стоит состав на пути, то не надо под тем составом ползти. Теперь, когда я это зарифмовал, вы легко запомните.
Мы Джека в больнице навещали и там познакомились с другими больными. Один больной по имени Валерик был цыгановидный пройдоха. Он работал на мясокомбинате и что-то такое там сделал с этим мясом, что повредил руку. На гипсе своем он нарисовал карандашом с одной стороны пятиконечную звезду, а с другой - фашистский крест "свастика". И очень этим бравировал. Прямо как какой-нибудь представитель современного искусства.
И вот этот самый Валерик рассказывал нам, как он в партию КПСС вступал.
Он вообще-то и не вступал никак в партию, но подал туда заявление и ходил кандидатом. После чего стал на работу и обратно таскать громадный том "Истории КПСС".
- Хорошая книга, - говорил Валерик, - вот если там внутри сделать в страницах дырку такую, кило вырезки говяжьей легко влезает.
Потом Джека выписали, и он ушел в академический отпуск, где его еще и в армию забрали. Но это другая история.
  • es999

Рецепт консервации "короны" в собственных словах (72)

Наверное должно изначально случиться что-то такое вроде бы как сейчас. Такой себе локальный "апокалипсис нау". Чтобы в застывшем бетоне стула внезапно опять зашевелился зад. Ясен пень, что у многих участников сообщества вдруг внезапно возникло много времени, которое, как известно испокон веков, обязательно необходимо чем-то заполнять. Потому что нет ничего более отвратительного по цвету, запаху и консистенции чем "пена времени" убегающая как манная каша из кастрюли личной вселенной. И вот стоило этой довольно невзрачной мысли тихо возникнуть в том месиве, что уныло производит электрические импульсы столь жизненно необходимые для функционирования матрицы, как вслед за ней возник образ спейстайма и огромное всепоглощающее желание закидать этот не первый и не последний апокалипсис текстами. Темой же текстов само собой напрашивается - Рецепт консервации "короны" в собственных словах (72). Уважаемые домохозяйки и домохозяины прошу начинать. Сам не начинаю первым, бо, признаюсь, провалился с прошлым "заходом". Спасибо за внимание.
owwl

Встреча с таинственным незнакомцем (66)

К встрече с таинственным незнакомцем надо тщательно готовиться. И одновременно не воспринимать процесс подготовки как ответственное задание, потому что в основном незнакомцы, особенно таинственные, при встрече не обращают внимания на ответственность. И спасибо им за это, а то я бы всё испортила.

В один из пражских вечеров, в этом феврале, когда ночь смешивается с землёй, и всё вокруг такое чёрное и вкусно пахнущее, я возвращалась домой с одной очень противоречивой пьесы, к тому же в любительской постановке. О плохой игре думать не хотелось, а хотелось чего-то доброго и светлого, сухого и белого, если выражаться точнее, поэтому было принято решение совершенно без повода забрести в свой любимый бар и пару часов потрепаться со знакомым сомелье Михалом, благо что в пустом пражском феврале достаточно тёмных вторников, когда у знакомых сомелье Михалов есть время на что порассказать.

Бокал велтинского зелёного, два часа до полуночи, история. Фоном Лу Рид.



Идеально.

Где-то в Праге жил-был Якуб. Ничем особенным он бы не выделялся, если бы не шикарный голландский нос и фамилия, тоже голландская и шикарная. До пяти лет малыша звали Джейкобом, но, вернувшись на родину матери, Джейкоб превратился в Кубу, что вполне себе соответствует представлениям чехов о уменьшительно-ласкательных формах имени Якуб.
Детство и юность Якуба - это мюзиклы и телевизионные постановки сказок. А потом случился театр, и не один, и много было театров и городов, пока в двадцать четыре года он не вернулся в Прагу. Вот, играет теперь в Швандовом дивадле, как не знаешь, тоже мне малостранячка, это же в соседнем Смихове, прямо по главной улице. Ага, сто раз ходила мимо, туда и обратно, хоббит недоделанный. Сходи обязательно, тебе понравится, без может быть и когда-нибудь, у них премьера в прошлом году в октябре была, "Преломление хлеба", билеты пока есть.


На барную стойку рядом со мной ложится твидовая кепка-восьмиклинка и невероятно красивый, глубокий, бархатный, если хотите, голос произносит: "ахой, Мишо, две деци червенехо, просим".

- Ахой, Кубе, ясне, як се маш?

А дальше сплошные банальности - обмен любезностями, слово за слово, то да сё. Таинственный незнакомец оказался таинственным актёром из таинственного театра. Времени с той встречи прошло и много, и мало, я успела переехать в другой город и страну, и два раза возвращалась обратно, домой, в Прагу. Не изменилось только одно - Якуб, ты уже мой лучший друг, и когда-нибудь я обязательно научу тебя читать по-русски.

Мелочи, живущие у нас дома (61)

Тема «мелочи, живущие у нас дома» неизбежно натолкнула меня на размышления о цукумогами — согласно японским повериям, вещи (и особенно — нормальные вещи домашнего обихода) могут на каком-то году «оживать», приобретая характер и «душу». Такие вещи обычно начинают развлекаться по ночам (или пока никто не смотрит), перемещаясь по квартире или, например, в случае музыкальных инструментов, устраивать показательные выступления, при возможности даже оъединяясь для этого с другими музыкальными инструментами-цукумогами, чтоб было веселее.

Read more...Collapse )
Туман

Как мы в поход ходили (60)

Здесь сейчас гроза. Расскажу про походы.

Самый, наверное, крутой вид походов из моего опыта - это поход в ночь, куда глаза глядят. Просто выходишь из дома, едешь куда-то, там выходишь из того вида транспорта, которым ехал, и отправляешь куда глаза глядят, на тот момент зная, что домой можешь не вернуться никогда. Цель у этого похода есть, и самый лучший способ узнать, какая - устроить такой поход.

Еще походы из серии «надо было двигать ногами, чтобы лучше говорилось о том, о чем говорить сейчас важнее всего на свете да и сложнее всего на свете», в процессе разговора шли-шли, да и ушли в какое-то неизвестное место, нашли себя в новой точке на карте, а состояние разума проясненным.

Мне нравится долго идти пешком, и там, где транспорт сэкономил бы время, на самом деле никакого похода не вышло бы. То есть путешествие по местности до соседнего городка, леса или неведомо чего, которое тянется несколько часов, с открытиями, жарой, усталыми ногами, привалом, неожиданным препятствием, неожиданным даром, на машине заняло бы минут пятнадцать и называлось бы не походом, а поездкой.

Один из моих девизов «Чем медленнее, тем насыщеннее».

Самые важные мои походы были с тремя друзьями. К., Ю., и Н.
Они не про байдарки, снаряжение, рюкзаки, природу, захватывающие дух виды, преодоление себя, втягивание в ритм каждодневных переходов.
Нет, это были спонтанные чаще всего, однодневные походы в городской местности, в больших парках, в которых можно заблудиться, если ты не местный житель.
Это были походы неведомо куда, вернее, возможно, кто-то из моих спутников хорошо знал конечную цель передвижения как место и состояние в конце пути, но про себя я не могу сказать то же самое.
Я просто шла вместе со спутниками, что-то менялось в процессе или потом, по достижении конечной точки. А в процессе непременно наступало состояние, когда и ты, и твои спутники понимали, что вот, это и есть цель, она достигнута. Или они все понимали, а одного из нас знание «зачем всё это было» догоняло потом. Еще важным параметром было состояние внутреннего времени.

Мы приехали к другу в Ясенево. Собрали бутерброды с колбасой, термос с горячим чаем. Отправились в лес темным зимним вечером, почти ночью.
Друг Ю. рассказал нам о дереве, с которым дружил в детстве. Большой старый дуб. Дуб этот, по моему тогдашнему восприятию, был чем-то вроде местного мирового древа.
И мы той почти ночью шли и к мировому древу, и к символу детского волшебства, которое в детстве было везде, всюду, естественное как дыхание. Шли к несбыточному и невозможному — поди найди холодной зимней ночью то дерево, которое Ю. видел последний раз давным-давно, в светлое время, летом, а мы так и вовсе не знали, где то место.

Дорога давалась тяжело, во всяком случае мне (думаю, если бы мы просто пошли проветриться ночью в парк, мне не было бы так трудно). Хотелось отстать от процессии, поддаться тому темному тяжелому чувству, что тянуло назад, упасть без сил, или развернуться и пойти обратно. Но нужно было продолжать.
По моим внутренним часам мы продирались через сугробы не меньше нескольких часов, хотя говоря объективно, парк не настолько большой, чтобы было можно столько времени брести по нему.
Шли мы по тропе друг за другом, кстати, кажется, вот еще почему было тяжело, я отстала и шла замыкающей, в середине-то шагать куда легче.
В этом походе и событий как будто бы не было, во всяком случае в моем воспоминании осталась только сияющая ночь, огромное небо, силуэты гигантских деревьев и чувство пути.

Всё в конце концов кончилось, как заканчивается длинный музыкальный трек — вот ты живешь в нем целую жизнь, вот ты бредешь где-то в другом пространстве, повинуясь рисунку музыки, а вот ты стоишь в образовавшейся тишине и учишься дышать заново.

Мы вышли на открытую поляну. И пришло время горячего черного чая из термоса и бутербродов. Это я сейчас помню, что они были с колбасой, но, сказать по правде, я не уверена. Просто крепкий черный чай и бутерброды с колбасой — настолько понятное сочетание, что трудно представить на месте колбасы, например, рыбу или сыр. Может быть, ветчина еще подошла бы.
Наливали чай, передавали друг другу заботливо, говорили о чем-то важном, молчали.

Кстати, в ту ночь мы не встретили Дерево.
Но поход состоялся как надо.

Расскажите теперь свои истории о том, как вы в поход ходили.
Yozh
  • yozhyk

Нестандартное использование обычных вещей (56)

Я снова получила эстафету. Тема - Нестандартноеиспользование обычных вещей. С такой вот припиской: "Мне кажется, тут можно много чего написать, от жевания гудрона и распугивания птиц тяжелым роком до закручивания гвоздей ножницами и рецепта мяса с корицей :)"

Народная мудрость утверждает, что, мол, негоже заколачивать гвозди микроскопом (насчет ножниц ничего не известно). А с другой стороны, Филеас Фогг, который не из книги, а из мультика, любил повторять: «Используй то, что под рукою, и не ищи себе другое!» И ведь не поспоришь!
Но – обо всем по порядку.
Насчет мяса с корицей – врать не буду, не было такого. А вот рыбку как-то приправила, да. Запекла скумбрию по своему фирменному рецепту, но сослепу вместо душистого перца сыпанула корицы. Мой золотой муж, жуя это, только мягко заметил: «Что-то у нас рыбка сегодня... Пикантная!»

Что же, продолжим кулинарную тему.
Хочу познакомить вас с уникальным рецептом приготовления «сосисок по-физфаковски». Для этого изысканного блюда необходимо следующее оборудование:
- вилка электрическая с куском провода;
- вилки столовые, цельнометаллические, желательно алюминиевые (сопротивление поменьше), но и стальные тоже подойдут, 2 штуки;
- тарелка обычная фаянсовая, может быть пластиковая или бумажная, главное – не металлическая;
- собственно, сосиски в количестве.
Процесс приготовления. 3-5 см каждого провода зачищается от изоляции и наматывается на ручку вилки, сосиска укладывается на тарелку, в ее концы втыкаются вилки. И только после этого электрическая вилка вставляется в розетку! Через 3-5 сек от сосиски начинает идти парок-дымок – все, готово! Вынимаем электровилку из розетки и приступаем либо к следующей сосиске, либо непосредственно к еде :)

Когда мы купили дом и получили ключи от него, радости нашей не было предела – сбылась давняя наша мечта. По этому случаю мы даже купили бутылку шампанского, которое тут же и выпили, стоя в нашей уже кухне.
Нет, сосиски по-физфаковски не готовили, плита уже была.
Буквально через пару дней я приступила к ремонту – пока все без мебели, сделать это было куда проще. В один их моментов мне понадобилось демонтировать одну деревяху. Шурупы-то я выкрутила, но она была еще прикрашена и никак не хотела отделяться. Нужно было подковырнуть ее шпателем, а по нему, по шпателю, хорошо бы молоточком ударить. Но, поскольку я не успела еще перевезти все инструменты, молотка не было. Зато с этой задачей прекрасно справилась бутылка от шампанского! И прослужила она мне в этой роли не меньше недели - пока я, наконец, не привезла молоток.

Надо сказать, что, когда начинаешь что-то делать, постоянно приходится пользоваться чем-то нестандартным способом (это мы с темы еды плавно соскальзываем на строительство и ремонт :)) Например, формой для бетонных цветочных горшков может быть все, что угодно: от ведра до дурацких кубообразных полочек. А вермикулит, применяемый в садоводстве для облегчения почв, прекрасно заменяет песок в бетоне, и в этом случае горшочек можно легко поднять, переставить. А средство для мытья посуды, если добавить в бетонный раствор всего пару капель, сделает его мягким и пластичным.
При изготовлении малых форм в керамике выручат формочки для печенья, а для того, чтобы прижать соленья, вовсе не обязательно отмывать камень – можно использовать бутылку или даже пакет с водой.

Но все-таки самая неисчерпаемая тема для использование вещей не по назначению – это автомобиль.
Как-то мне разбили заднюю дверь. В ГАИ ее кое-как открыли, а вот закрыть уже не получилось. Тогда я привязала ее изнутри кусочком веревочки. На бантик. И так ездила несколько дней. Когда в итоге добралась до сервиса, механики почему-то пришли в полный восторг от моего веревочного бантика, а один даже выпросил у меня эту веревочку в качестве сувенира.
Моя подруга поехала в лес, и там у нее оторвался глушитель. Что делать? А ничего! Она сняла с себя колготки и привязала ими глушак, до города доехать смогла :)

Ну, и напоследок, несколько физфаковских загадок, касающихся использования вещей не по назначению.
1. Как с помощью секундомера и осциллографа измерить глубину колодца?
2. Как с помощью ботинка со шнурками и секундомера определить площадь стола?
Yozh
  • yozhyk

Кстати, о птичках (52)

"Кстати о птичках", то есть рассказываем птичьи истории :)
Как говорили у нас на физфаке, "трактат "О птичках" был написан самими оптичками".
Поскольку я тоже где-то оптичка (по крайней мере, закончила одну из оптических кафедр), то - почему бы и не написать?
Тем более, что тема мне очень близка, я люблю птиц. И тут даже скорее придется ограничить свой фонтан воспоминаний.
И поэтому я расскажу несколько коротких историй о сороках.

Восхищаетесь ли вы сороками так, как восхищаюсь ими я?
Ну, согласитесь, чудесные птицы: красивые, умные, любопытные, храбрые!
Кто еще может раздербанить старый кабель, чтобы использовать провода для устройства гнезда? Кто с балкона зайдет в пустовавшую доселе квартиру, чтобы посмотреть, кто же там поселился? Кто вступит в сражение с котом, чтобы выручить птицу даже не своего вида ( дрозда), атакуя супостата боевым порядком всей стаи в полном молчании?

***
Пешеходная дорожка, по обеим сторонам которой растут какие-то лиственные деревья, которые зимой стоят голыми. Как только стемнеет, на ветвях устраиваются сороки, числом под сотню. И сидят такими большими черно-белыми грушами, засунув голову под крыло. По краям стаи располагаются дозорные: нахохленные, но внимательные: наблюдают.
Люди, проходящие мимо где-то далеко внизу, их не волнуют. Тем более, что вверх никто и не смотрит. А вот стоит остановится и присмотреться, дозорные начинают немного беспокоиться:
- Желтая тревога: за нами наблюдают!
А уж если пристроиться с камерой, то и вовсе нервничают:
- Чего это она тут встала?
- А, может, она опасная?
- А что это у нее за штука такая?
В общем, чтобы не пугать и не доводить тревогу до красной, лучше надолго не задерживаться.

***
Сад возле дома, над лужайкой возвышается огромная козья ива – прекрасный наблюдательный пункт для сорок. По забору, мимо ивы на лужайку целеустремленно спешит белка, держа в зубах потыренный где-то арахис. Так, котов вроде нет поблизости. И белка прямо посреди лужайки начинает сосредоточенно копать, да так яростно, что только комья земли летят.
А наверху, в ветках, происходит примерно такой диалог:
- Что это она там принесла?
- Скоро узнаем!
- Нет, ну ты посмотри, как копает, как старается!
- Да, трудяжка, не то, что мы с тобой!
Белка убегает, сороки лениво спускаются и напополам съедают арахис, продолжая обмениваться репликами.

***
Недалеко от балкона – скальный выступ. Снизу растет трава, чуть повыше – мох, а верхушка сверкает каменной лысиной. На этот камень бросают засохший хлеб, который мгновенно разметается птицами.
Однажды перепал кусок и белке. Держа его в зубах, та взобралась на высокую елку и стала мастерить заначку, проворно запихивая лапками этот кусок в развилку ветвей.
За ее манипуляциями издалека наблюдала сорока, и, как только белка отправилась по своим делам, тут же перелетела на эту ель: а что это такое вкусненькое тям припрятано? Хм, ничего особенно, обычный кусок хлеба. Надо бы положить, где взяла, но сорочий клюв не такой ловкий, как беличьи лапки, и хлебный кусок никак не хотел укладываться на прежнее место! М-да, неловко как-то получается... Ай, ну, и ладно – махнула рукой крылом сорока и полетела восвояси.

***
По весне другие птички, в основном, дрозды, отковыривают мох с этого камня в поисках съедобных козявок, и он потом все лето валяется снизу.
Прилетела сорока. Опасливо посмотрела по сторонам – никого нет? – и принялась ковыряться в этом сухом мху. Вот глупая – там ведь давно уже никого съедобного нет!
А не тут-то было!
Сорока достала тщательно припрятанный кусок хлеба от прежнего угощения и, все также воровато озираясь по сторонам, принялась его клевать. Кусок был большой, и весь его она не осилила, так что, насытившись, тщательно запихала заначку обратно под кучу мха. Потом еще раз оглянулась по сторонам и для верности попрыгала сверху, чтобы утрамбовать.

***
Маленькая тихая улочка, по которой машины проезжают примерно раз в полчаса. К ней Т-образно примыкает еще меньшая. На тротуаре первой улочки валяется прозрачный пластиковый контейнер с какой-то едой: шарики примерно 2-3 см диамтром до ли из теста, то ли из картофеля.
Сорока хватает по два шарика в клюв и, перелетев перекресток, прячет их в кустах. Причем внешний шарик, понятное дело, держится в клюве хуже, чем внутренний, и при приземлении вылетает, как из катапульты.
Так, первый спрятала, второй подобрала и тоже спрятала, надо лететь снова!
Примерно на пятом рейсе сороке удалось ухватить целую гроздь слипшихся шариков. Вот это удача! И пусть крылья еле машут, пусть приходится лететь хвостом вверх – шарики перевешивают, но как же от такого отказаться!
И тут, прямо над перекрестком, гроздь шариков расклеивается, и половина их падает вниз!
А-а-а! Что же делать? Спасать те, что есть, или – подбирать эти? А – как? А – куда?
Сорока растерянно сделала пару кругов над местом катастрофы, но все же решила сначала разобраться с теми, что были в клюве.
И вот прячет она добычу в кусты, а над перекрестком летит вторая сорока.
Ну, как – «летит»? Полная невероятного достоинства, она движется плавно и величаво, словно воздушный корабль, словно гоный орел, плывет, едва помахивая крыльями и надменно посматривая вниз...
А-а-а! А внизу-то!
Сорока мгновенно делает «кобру» - встав вертикально вверх и растопыпив крылья и хвост, оттормаживается о воздух и в крутом пике уходит к валяющимся на перекрестке шарикам – может, и в самом деле, не сорока была, а переодетый орел?
Вот свезло, так свезло! Вторая сорока быстренько прихватывает добычу, но с этим совершенно не согласна первая:
- Эй, это мое!
- Было ваше – стало наше!
- Отдай немедленно!
- Ну, щазззз! – добавила еще что-то совсем неразборчиво и также годо удалилась.

***
В моем переводе с сорочьего на человеческий могут быть, конечно, некоторые неточности. Но вот одно могу стаказть – кстати, о птичках – не имей я привычку курить вне дома, наример, на балконе, бОльшей части этих «заметок неюного натуралиста» не было бы 😊
  • es999

Мой странный приятель (43)

Хомяк Спиди просыпался, когда солнце окончательно и безповоротно скрывалось за горизонтом, избегая даже малейшего намёка на желание созерцать увядающие закатные лучи. Нехотя выбираясь задом из фанерной коробки, служившей ему гнездом, он, потягивался и разминал расслабленные ещё после сна конечности,и как повелось каждый вечер, направлялся на верхнюю террасу, где его ожидали остатки еды, которые он накануне не смог или поленился оттащить в своё гнездо. Тщательно сортируя лапками, Спиди выбирал вкусняшки, на которые у него было на данный момент желание и аппетит. Быстро сгрызая их, он, окончательно проснувшись направлялся к поилке или с удовольствием слизывал капельки воды с металлического шарика. Проделав столь сложные утренние процедуры он несколько раз подпрыгивал на месте и, быстро перебирая по лесенке лапками спускался вниз, бежал в "ванную", где крутился в керамической миске с песком, расчёсывая спинку и масируя лапки. Уложившись в привычные десять минут он замирал, будто читал молитву своему неизвестному хомячьему отцу-творителю и потом уже совсем неспеша отправлялся обратно в гнездо, где засыпал минут на двадцать. Похоже, что эти двадцать минут и были той магической подзарядкой, которая потом давла Спиди основательный толчёк бодрости, после чего он часами бегал в пластмасовом колесе, лишь изредка останавливаясь и выглядывая из него, когда кто-то слишком любопытный включал свет, нарушая нирвану скорости и бесконечности. Хомяк Спиди наверняка сочинил немало философских трактатов, устремляясь к своей неведомой цели, которую пытался месяцами и годами выискать на внутренней стороне колеса или увидеть там что-то, на что он неотрываясь смотрел, то ускоряя, то замедляя движение. Настойчивость, упорство и завидное постоянство в конечном итоге сложили мозаику смысла хомячей жизни. И однажды поздним вечером дневной сон увел его тайными тропками в мир, где все становилось понятным и можно было спать... спать... спать...

Мой любимый рецепт счастья (42)

Счастье начинается ранним утром. Непременно ранним, пока все еще не проснулись, а если и проснулись, то не вылезли из нор. Надо спустить ноги с кровати на пол, поежиться и выйти из дома на крыльцо. Да, дом и раннее утро мой самый первый рецепт счастья. 

На крыльце обнаружить все тоже раннее утро и серый воздух. Пройдя пару шагов, увидеть на траве росу. Можно присесть на корточки, сорвать травинку и облизнуть капли языком. Или просто прислушиваться к воздуху, траве, тишине. Потом следует обнаружить рядом хрустящие нарциссы. У них белые крылья и желтые середки, еще их почему-то не срывают и не ставят в вазы. Ну, разве что в подарок учителю, но это когда еще. А тут они вот, пожалуйста. Если нет нарциссов, стоит обрадоваться маргариткам. Вот уж кто вызывает мое восхищение: тоненькие, короткие и нагло занимающие пространство своей красотой. Смотрю и замираю. Земля черная, тоже налитая водой, жирно-грязная. Посреди сада старая ванная, но до нее еще надо идти. Пожалуй, постою пока тут.

Еще в доме варят варенье. А к варенью прилагаются пенки. Какое варенье, такие и пенки — оранжевые абрикосовые, красные клубничные (большая редкость!), темные смородиновые. Варенье и пенки полагается намазывать на белый хлеб и есть вприкуску с молоком под лампой под сериал про Эркюля Пуаро. Вот здесь главное соблюсти все ингридиенты: Пуаро, хлеб с вареньем, молоко и обязательно настольную лампу, желательно с облупившейся зеленой краской.

Read more...Collapse )
come play
  • piona

«Это не еда» (8)

это сейчас я дама размера плюс, а в детстве была просто толстой девочкой. не то чтобы сей факт сильно мешал жить, но где-то в подростковом возрасте отношения с едой попортил не хило.
потом уже было студенчество. не особо, надо сказать, голодное, спасибо родителям, но мы все равно больше пили. и почти сразу началась работа на радио. какое радио было, ах! лучшая работа в жизни, все такое. там мы питались в основном музыкой и любовью.
чуть позже радио закончилось, жизнь стала посытнее, но привычки остались. и вот однажды радийные товарищи оставшиеся близкими друзьями открыли мне правду про "не еду".
"Галкина ты чо такая бледная и шатаешься?" - спросили они у меня в один прекрасный день.
"да у меня, похоже анемия" - ответила я, закидываясь очередной порцией терафлекса. "а ела ты когда последний раз?" "эмммм...." "ТЕРАФЛЕКС - ЭТО НЕ ЕДА!" с тех пор этой фразой друг сергеева подкалывает меня, когда забываю покормить организм. сейчас то, конечно, это происходит не так часто, но фраза стала крылатой.
а еще со времен радиваплюса среди причастных едой не считаются варено-копченые окорочка. просто потому что)