Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

old
  • r_l

Странная Пасха

Самая странная Пасха у меня была в Пушкинских Горах лет пять назад.
Пушкинские Горы - это как бы некий особый русский Иерусалим (поскольку с легкой руки Достоевского Пушкин - давно уже русский Христос, и правильно, кстати). Покойный Гейченко и пространство тамошнее разметил, как сакральное: тут он встречался с Ольгой Калашниковой, там - с Анной Керн, а вот, изволите видеть, дорога изрытая дождями... Виа долороза в Петровское, торжественный въезд в Тригорское на осляти...
Сам Пушкин, как известно, в качестве метафоры Михайловского держал в рукаве Патмос, не заносился. Но потомки всегда правее, хотя и не умнее.
Соответственно, всенощная в Пушкинских Горах отличается неким особым, пушкинским колоритом. В толпе местных жителей мелькают туристы: и гордый сын славян (ну ладно - внук), и неминуемый финн, и какие-то тунгусы с калмыками. Или наоборот, местные жители мелькают в толпе паломников.
Но особо впечатлили меня цыганы. Они пришли целым табором, вошли в храм шумною толпой и истово крестились.

Поздравляю всех православных с праздником!
Христос воскресе!
fur hat

Почти смешная история.

В конце 80-х годов я ходила на курсы иврита, организованными милейшим человеком по имени Лёня в его небольшой квартирке недалеко от метро "Смоленская". Было нас там человек 10, мы старались говорить тихо и всегда таскали с собой паспорта - на случай, если загребут. В один не слишком прекрасный день наш преподаватель заболел, причём в последний момент - все были уже в дороге. Чтобы не сорвать урок, он позвонил своему другу, назовём его тут Костя, и попросил прийти провести занятие.
Костя, как и хозяин, был ортодоксальным евреем; он прекрасно знал иврит и интересно провёл урок. К тому же он оказался хорошим знакомым молодого человека, сидевшего рядом со мной на занятиях.

На обратном пути, пока мы с тем самым молодым человеком (впоследствии ставшим моим мужем) шли до метро, я сказала что-то по поводу того, что Костя совсем не похож на еврея - совершенно славянское лицо.
- А он и не еврей толком, только на четвертинку, - поведал мне будущий муж.
- А как же он пришёл в Иудаизм? - удивилась я.
- Ну, познакомился с какими-то ребятами, стал религиозным. Ох и отлилось это его семье...
- А что случилось?

Read more...Collapse )
чингизид

Азбука щастья. Ж

Жопа

Нет, правда, отличная вещь жопа.
Все дети в нашем военном городке свято верили, что жопа и есть самая неприличная часть тела человеческого. На письки особого внимания не обращали, разницу в строении девичьих и мальчиковых половых органов не то чтобы вовсе игнорировали, но как-то не могли принудить себя всерьез ею заинтересоваться. Зато жопа казалась нам средоточием всяческой стыдной неприличности; почему- бог весть. Особенности островного менталитета, надо полагать: в изолированных обществах все не как у людей.

Нас было четверо закадычных дружищ, от семи до девяти лет; мы думали, что будем дружить вот так, вчетвером, вечно, и от этого было нам чертовски хорошо. Кому из нас первому пришла в голову лучшая концептуальная идея моей жизни, не помню, хоть убей. Наверное, всем сразу: многие хорошие идеи рождаются именно так, в экстатическом диалоге, где все орут одновременно, перебивая друг друга, но при этом, тем не менее, каждый отлично слышит всех остальных.
Думаю, так и было.

Идея была вот какая.
Мы взяли чистую "общую" тетрадку, толстую, в клеточку, в блестящей коричневой обложке. И стали вклеивать туда все изображения жоп, какие удавалось раздобыть.
Раздобыть, надо сказать, удавалось немало. Все же взрослые, в отличие от нас, полагали, будто жопа - не самый страшный и секретный орган человеческого тела. Поэтому мы не только ГэДээРовские журналы потрошили (да, в этом смысле нам очень повезло), но и из отечественного "Крокодила" удавалось иногда картинку умкнуть.
Метод был такой: если кроме жопы на картинке было много иных, неинтересных деталей (например цельный человек), мы аккуратно вырезали ягодицы, а все остальное безжалостно выбрасывали. Поэтому картинки получались маленькие, на одной тетрадной странице обычно помещалось больше десятка.
Зрелище было феерическое.

Но не только в зрелище дело. Настоящее счастье привносила в нашу жизнь обстановка полной секретности, которой мы окружили свою деятельность.
После того, как первые картинки были вклеены, мы аккуратно завернули тетрадку в целлофан и закопали в саду, возле единственного в нашем районе нежилого дома, как самый настоящий пиратский клад.

Потом мы жили так.
Каждый посвященный в тайну старался собрать как можно больше картинок с жопами. Спрятать их дома от родителей было нелегко. У меня, например, был для них отдельный тайник на чердаке, один из заговорщиков отважно прятал картинки прямо под обертки школьных учебников, а как выкручивались остальные, даже не знаю.
Время от времени, когда у каждого появлялась пара-тройка новых картинок мы брали канцелярский клей, ножницы, маленькую лопатку и, соблюдая все мыслимые и немыслимые предосторожности, отправлялись к тайнику.
Отрыв свой клад, мы уединялись в Секретном Убежище (одно время это была одна из комнат нежилого дома, позже - сарай во дворе, где жил один из нас; однажды мы забрались в котельную, но там было как-то слишком уж стремно). Разглядывали добычу, потом вырезали и наклеивали в тетрадку новые задницы. В финале просматривали творение своих рук целиком, с самого начала. Жоп становилось все больше, и это вселяло в нас радость и гордость.

Со временем мы расширили свой круг: у каждого из нас появлялись новые друзья; к тому же (это немаловажно), нами руководила алчность. Новые заговорщики - новые картинки, а нам хотелось заполнить тетрадку до того, как придется уезжать "в Союз" (тень грядущего отъезда все время маячила на нашем горизонте, а поскольку родители не считали нужным держать нас в курсе своих дел, получалось, что отъезд может наступить буквально в любую минуту).

Ритуал приема новых членов в нашу масонскую ложу выглядел так.
Сперва кандидат получал рекомендацию от одного из "отцов-основателей"; решение принималось коллегиально. От рекомендателя своего неофит получал первое задание: принести как можно больше картинок с жопами. В условленный день и час кандидата приводили в Секретное Убежище, он показывал нам сперва собственную жопу, потом - картинки, давал страшную клятву, что никогда никому не проговорится (текст клятвы я уже не помню, но, в общем, из нее следовало, что разгласившему тайну коричневой тетрадки грозят смерть, вечный понос, и еще он "превратится в фашиста", как-то так). Потом мы все вместе шли к месту захоронения тетрадки, доставали ее, вклеивали картинки, любовались жопами, прятали тетрадку на место и уходили, просветленные и умудренные.

Тетрадка эта сделала мое детство по-настоящему счастливым: в нашем заговоре чудесным образом соединились тайна и неприличность - а ведь именно эти две вещи в детстве кажутся невероятно привлекательными.

Года полтора спустя, пришло мое время уезжать "в Союз". Тетрадка к этому моменту была заполнена лишь наполовину. Тогда это казалось мне большой трагедией. Но друзья дали слово, что доведут общее дело нашей жизни до победного конца.
Мы уехали сразу после Нового Года, а в конце весны девочка Лена, которая состояла в нашем тайном обществе, написала мне, что заговор раскрыт: мальчик Сережа, которого она сама опрометчиво ввела в круг избранных, растрепал тайну своему брату-близнецу Славе, а тот после очередной ссоры решил отомстить и выдал тайну родителям. Родители почему-то страшно возбудились, потребовали выкопать неприличную тетрадку, поглядели, ужаснулись, выколотили из Сержки имена других заговорщиков, и по военному городку прокатилась волна внеплановых семейных скандалов.

А тетрадку Сережины родители сожгли во дворе, такие дела.

chingizid
02
  • ne_ver

Нашествие

свидетелей Иеговы - вторая серия. Они не только в дверь звонят, на улице подлавливают но еще и по телефону лечат. Благодетели и соседку мою завербовали под шумок, теперь она как пионер регулярно посещает все сектантские сходки вместе с пятилетним ребенком. Ее попытки взять меня не логикой а измором и "спасти по знакомству" продолжались бы и по сей день, заполняя мою квартиру яркими брошюрками, кабы не брякнула я на голубом глазу, чувствуя что проигрываю в путаных трактовках библейских строк - что я буддистка. По ее посвященному взгляду я поняла что она увидела перед собой причину приближающегося апокалипсиса, которым меня усердно пугала последнее время. Изменилась свидетельница, не помогли мои увещевания. Ничего кроме библии сейчас не читает, смотрит на меня как на прокаженную, говорит шепотком. Ребенок ее, веселый и шумный ранее, сейчас зашуганный и тихо-дерганный стал.
А сегодня очередной звонок по телефону: "как вы думаете если люди будут жить по библейским заповедям - зла станет меньше?"
Wassssssup!
Опасное количество людей иеговят, их бы энергию в более продуктивное русло направить.
(озираясь) Интересно есть ли в они в жж?
mae

7 лет назад

я был в Австралии. Вот, помню, прихожу в институт, а на меня все странно смотрят и типа соболезнуют. В чем дело, врубился, прочитав e-mail от сестрицы.

А потом тамошний Джерри Майерсон сказал, что не обещает, но очень постарается взять меня на мемориальную службу в свою реформистскую синагогу. Я вежливо попросил не затрудняться, но он сказал, что это вовсе не трудно, только надо на машине заехать.

Они таки приехали (в субботу, естесно), причем рулила жена, а Джерри был почему-то не в себе. Как выяснилось, накануне в лесу он свалился с велосипеда и пролежал несколько часов без сознания. В синагоге выдавали кипы (консервативная, пояснил Джерри), а кантором была дурноголосая тетка величиной с Зыкину. Долго не начинали, ждали консула. Интересно, не все ли равны перед Б-гом?

Сама служба напоминала новогодний огонек брежневских времен. Канторша пела песни про шалём, а в промежутках разные сомнительные VIPы рассказывали, как много значил покойный в их жизни, и какая это лично для них невосполнимая потеря.

После всего избранные (в числе которых, благодаря Джерри, оказался и я) жрали какие-то салаты, а канторша весело бегала вокруг.

french_man
  • borisl

Г'арЭ КрИшну.

Г'арЭ КрИшну. Ни за что бы не вспомнил, если бы вдруг не повонил В. Мы не видались больше 10 лет. Он нашёл меня на яхе, сказал в трубку Г'арЭ КрИшну, и я его сразу узнал.
Лет 20 назад, да нет, больше уже…Тусовка на улице Архипова. На ступеньках синагоги, как правило, кто-нибудь болтался . Можно было снять девушку, если повезёт. Особых национальных ограничений не было. Приходило много сочуствующих. Пойти на горку это назывлось, потому что улица Архипова поднималась круто вверх от Богдана Хмельницкого.
Везло, конечно, не всегда. В тот вечер мы с ним пришли и никого там не застали. Только пара офицеров КГБ скучно отирала пыльный забор на противоположной стороне улицы.
Денег не было, хотелось жрать, впереди был вечер. И тут В сказал: «Я знаю здесь один дом, там всех кормят, кто ни придёт – пошли зайдём.» «А что за дом, неудобно как-то…» «Ерунда,- говорит. Ты только когда тебе откроют , скажи Г'арЭ КрИшну и сделай вот так…» Он сложил руки ладонями на уровне груди, как католики во время молитвы, и наклонил голову.
В каком-то дворе на Солянке мы зашли в подъезд, поднялись на второй этаж и позвонили в дверь. Открыла девушка, юная, симпатичная в широкой цветастой юбке. « Г'арЭ КрИшну»- сказал я и сделал, как В. велел. « Г'арЭ КрИшну»- ответила она и в точности повторила мой жест: «Проходите, пожалуйста…»
В большой гостиной не было мебели, только диванные подушки валялись вдоль стен. На них в позе лотоса сидело несколько ребятишек ПТУшного вида. Посредине комнаты на полу стоял бобинный магнитофон и играл фрагмент из рок оперы «Волосы»: «Хари Кришну, Хари Кришну, Кришну Кришну, Хари Хари, Хари Рама, Хари Рама, Рама Рама, Хари Хари…» Рядом с магнитофоном сидел по пояс голый мужчина в обвислых на коленках трениках и читал вслух самиздатский текст: »Наше тело такое же временное, как костюмы , которые мы носим. Я не стану обращаться к вам “Господин Чёрный Костюм” или “Господин Серый Костюм”». Молодежь тихо слушала. На стене висела большая фотография очень злобного на вид лысого старика с гипертрофированной нижней челюстью, окунающего голые ноги в какой-то тазик.
Мы тихо присели на подушки, скрестив ноги. На нас никто не обратил внимания. Чтение продолжалось довольно долго. Было голодно, скучно и очень болела задница. Наконец я не выдержал, встал и, сделав В знак глазами, стал выходить из комнаты. Он последовал за мной. На нас никто не взглянул. От большого коммунального корридора отходило несколько комнат. Дверь в одну была полуоткрыта. Мы зашли. На полу были растелены ковры. Стояло несколько старых металических сундуков, повсюду вылялись дерявяные чётки, горели свечи, было уютно и таинственно.
«Пока я не узнал, что я не тело, я делал ужасные вещи»- сказал нам не здороваясь молодой человек с бритой головой одиноко сидящий на ковре и перебирающий чётки. «Например?» - спросил я. «Я каждый день съедал по два яйца»- сообщил молодой человек доверительным полушепотом.
Зашла девушка с пластмасовым столовским подносиком. На подносе было три чайных блюдца с чем-то очень пахучим. «Г’арЭ КрИшну» – сказала девушка и поставила переред нами поднос. «Г’арЭ КрИшну» – ответили мы. На тарелках был варёный рис сильно приправленный гвоздикой и тмином и очень невкусный. Есть было совершенно невозможно.
«А теперь?» - спросил я молодого человека. «А теперь я делаю по тридцать кругов в день, а потом ещё десять для удовольствия!» – отвитил он мне с нескрываемой гордостью. Потом он прикрыл глаза и заговорил нараспев: « Г’арЭ КрИшну, Г’арЭ КрИшну, КрИшну КрИшну, Г’арЭ Г’арЭ, Г’арЭ РамА, Г’арЭ РамА, РамА РамА, ГарЭ ГарЭ» - и перекинул деревянную бусинку на своих чётках. И тут что-то случилось с В. В руках его оказались чётки, он прикрыл глаза и завёл гнусным скрипучим голосом с мерзейшим местечковым акцентом: «Г’арЭ КрИшну, Г’арЭ КрИшну, КрИшну КрИшну, Г’арЭ Г’арЭ, Г’арЭ РамА, Г’арЭ РамА, РамА РамА, ГарЭ ГарЭ». Примерно на пятом круге я потянулся за чётками.
По счастью, дверь приоткрылась и в комнату вошла милая девушка, впускавшая нас в квартиру. «Г’арЭ КрИшну»,- сказала она, и поклонилась, как положено. «Г’арЭ КрИшну»,- ответили мы. «Простите, вы не могли бы на секундочку выйти, мне надо тут переодеться», сказала девушка. «Конечно»,- сказал В. «Г’арЭ КрИшну»,- сказал почему-то я, а молодой человек ничего не сказал, и мы втроём вышли из комнаты.
«Послушайте»,- вдруг заговорил В в корридоре, горячо обращаясь к нам обоим. Во взляде его светилось, что-то восторженное и молитвенное. Иногда он казался очень красивым. «А давайте сейчас туда зайдём, скажем “Г’арЭ КрИшну” и трахнем её все вместе!»
Я больше ни разу не заходил в ту квартиру и никогда не встречал этих ребятишек.
Примерно через полгода я прочёл в Литературной Газете статью о процессе над зловредной антисоветской кришнаитской секте. Насколько я понял, руководителей посадили на серьёзные срока, а тех кто помоложе и незначительнее распихали по психушкам, что было гораздо хуже. Начинались восьмидесятые…
lorenzo
  • viesel

Йом Кипур (В лифте)

На полу в лифте валяется листовка примерно следующего содержания:
"У нас для вас радостные новости. По случаю праздника Yom Kippur мы бесплатно раздаем кур"
Я не мог понять - отчего это Йом Кипур написано латиницей, коли всё по-русски? Понял, читая статью в октябрьском Atlantic Monthly о новом христианстве. Там говорится: "Half of all London churchgoers are now black. African and West Indian churches in Britian are reaching out to whites, though memebers complain that their religion is often seen as 'a black thing' rather than a 'God thing'".
Так вот, Йом Кипур - это натурально, не еврейская штука, а самая что ни на есть American thing.
believer

Вчера

Читаю ночью интересную книгу. Слышу за окном громкие голоса. Открываю окно и прислушиваюсь:

-- ... Я не понимаю, как вы можете говорить о Боге, если вы пидарасы?! Бог не любит пидарасов!
-- А с чего ты взял, что мы пидарасы?
-- Но ведь это не поддается логическому осмыслению! Я так чувствую!!!

Далее голоса утихают и уже едва слышны. Я возвращаюсь в кровать к своей интересной книге.